22:22 

Vibrant Amoeba
Амеба устроена очень просто: у нее много ног и она ходит куда хочет. ©
Авторы: Inserta, ROksi_
Бета: Фьяна
Фандом: Yami no Matusei, Bleach
Название: В гостях хорошо, а дома лучше.
Пейринг: Бьякуя/Асато, намеками Ренджи/Бьякуя (кто о чем, как говориться...)
Рейтинг: пж-13
Саммари: Из-за очередного эксперимента Ватари Цузуки, телепортируясь, попадает не в Эн Ма Чо, а в Сейретей. Заявка Tayyo
Дисклаймер: не наше.
Комментарий: написано на оос-челлендж по кроссоверам.


Первая глава. Не все шинигами едят тортики.

- Так какой тортик ты мне приготовил?
Этот вопрос не давал покоя Цузуки с того момента, как он согласился на эксперимент.
- Вкусный. Пожалуйста, сосредоточься на задаче.
- А большой?
- Большой!
- Очень большой?
- Цузуки!
Цузуки посмотрел на маленькую черную коробочку, на которой располагался ряд кнопок. Почему-то думать хотелось сейчас только об ужине, который ждал его по возвращении домой, в мир шинигами, да о торте, который обязательно будет завершать этот ужин, а уж никак не о предстоящем эксперименте. Цузуки горестно вздохнул в слабой надежде разжалобить Ватари, чтобы тот отказался от эксперимента, но про угощение, конечно же, не забыл.
Но ученый был непреклонен:
- Сейчас начнем.
- А что это такое? – Цузуки потряс перед собой коробочкой, в которой тут же что-то хрустнуло и начало колотиться о стенки.
- Осторожнее! Это очень хрупкий прибор. Не сбей настройку!
- Я ничего не делал!
- Да? – усомнился Ватари. – Ну, тогда… Прибор предназначен для перемещения в Эн Ма Чо …
- А что старые методы уже не подходят? Как-то же мы жили без этого прибора?
Он снова потряс коробочкой и под перестук внутренних деталей «хрупкого прибора» услышал скрежет зубов Ватари.
Цузуки уже приготовился услышать гневные вопли, но ученый, немного помолчав, видимо, для того, чтобы взять себя в руки, ласково сообщил:
- Торт будет только в том случае, если мы проведем этот эксперимент.
Прибор сразу стал нравиться Цузуки гораздо больше. И кнопочки на нем стали симпатичнее.
- Тогда давай начинать!
- Давай. Так, сначала тебе нужно будет ввести код места назначения. Ты меня слушаешь?
- Ага, - ответил Цузуки, перед мысленным взором которого проплывали самые разнообразные лакомства.
- Теперь под мою диктовку – с этим даже ты справишься - нажимай кнопки…
- Ага, - ответил Цузуки и задался вопросом о том, какой же все-таки тортик его ждет.
Может, шоколадный?
- Три, девять… Ты набираешь код?
- Да, - ответил Цузуки, не глядя, нажав пару кнопок на приборе. В крайнем случае, он всегда сможет переместиться самостоятельно старым добрым способом.
И все же, какой торт для него купил Ватари? Может, со сливками?
- … пять. Все, теперь нажимай большую красную кнопку.
Перед глазами Цузуки так ясно предстал этот торт со сливками и свежей клубникой. С большими красными ягодами, и чтобы самая большая, самая спелая и сладкая была в середине…
- Красную, Цузуки. Ты меня слышишь?
- Ага.
Он уверенно нажал большую красную кнопку, чем-то похожую на только что привидевшуюся клубничину. Какие кнопки он нажимал, набирая код, Цузуки не помнил, но ведь самую главную - красную кнопку - он честно нажал, а остальное мелочи! Ведь, правда?
Вокруг как-то странно замелькали яркие искры, и Цузуки понял, что прибор, кажется, работает.
Вечно эти ученые напридумывают всякой ерунды и кричат «Осторожнее!», а на деле все так просто!
Искры вспыхнули ярче и, будто взбесившись, начали носиться так, что их стало не различить.
Цузуки мечтательно прикрыл глаза. Ну, быстрей же!..
Вперед, к тортику!

- Цузуки, - позвал Ватари, когда у него на экране вдруг погас сигнал. – Эй, Цузуки! А как же тортик?..

Первым, что ощутил Цузуки, была пыль, почему-то забившая ему весь нос. Пыль, которой не могло быть в лаборатории Ватари!
Так что, еще даже не открыв глаза, Цузуки понял, что промахнулся с местом назначения. Радовало одно – рядом не оказалось Мураки. С сегодняшним везением даже удивительно, что он не угодил прямо в руки этого садиста.
- Мне это не нужно! – раздался где-то рядом мальчишеский голос, полный негодования. Кажется, его хозяин уже был доведен до белого каления, еще чуть-чуть и кому-то не поздоровится.
- Но я принес их специально для тебя… - судя по мягкому, тихому голосу, его собеседник умел уговаривать. – Попробуй, Тоширо-кун.
Цузуки наконец открыл глаза, но людей, которые вели эту беседу, не увидел – спорили где-то на соседней улице, за поворотом, но слышно было отлично.
Пытаясь подняться с пыльной дороги – все тело отчего-то немилосердно болело – и занять более или менее устойчивое вертикальное положение, Цузуки невольно прислушался к разговору.
- Я это не ем! – слово «это» мальчик произнес с таким отвращением, как будто ему предложили как минимум полную тарелку сушеных тараканов. Ну или какой-нибудь экспериментальный препарат Ватари.
- Широ-тян, ты же даже не пробовал! – поддержал мужчину девичий голосок.
- Не называй меня «Широ-тян»!
- Ну тогда точно нужно попробовать, Тоширо-кун, тебе понравится. Смотри, какие пирожные – с кремом…
Услышав про крем, Цузуки сделал стойку не хуже охотничьей собаки.

Когда из-за угла на них выскочил странный человек с горящими глазами и безумной улыбкой, шинигами сначала опешили.
Хинамори, присмотревшись, тихо пискнула и тут же спряталась за спину капитана 13 отряда, Тоширо даже по привычке обиделся – могла бы и за него спрятаться, все-таки друг детства!
Незнакомец при ближайшем рассмотрении действительно пугал: всклоченные волосы, драный костюм – причем костюм такой, какой носят в мире живых, ничем не напоминающий форму шинигами. Но больше всего впечатляли глаза: их взгляд был в точности, как у оголодавшего пустого, готового набросится на беззащитную душу и с утробным рычанием сожрать ее.
Тоширо даже посмотрел, нет ли на теле дыры.
Которой, впрочем, не было, но так как рубаха надежно срывала грудь, отбросить предположение, что незнакомец – это какой-нибудь недобитый арранкар, не получилось.
А тут еще он взвыл:
- Есть! Я хочу есть!
Хинамори затряслась мелкой дрожью, вцепившись в плащ капитана тринадцатого отряда, а Тоширо потянулся к мечу, увидев, как «арранкар» направился к Укитаке и девушке, прятавшейся за ним. Не понятно было, кто его больше привлек: больной мужчина, на первый взгляд, слабый и не способный оказать сопротивления, или беззащитная девушка.
- Я хочу есть! Отдайте мне пирожные, а?
Он остановился в двух шагах от Укитаке и мило улыбнулся. Теперь, чтобы принять его за кровожадное чудовище, нужно было обладать очень бурным воображением. Тоширо даже потряс головой, настолько внезапным было это преображение.
Укитаке молча отдал пакет со сладким и под радостное чавканье начал разглядывать незнакомца.
Что-то в нем было неуловимо неправильным или, скорее даже, непривычным. На обычную душу недавно умершего человека он был совсем не похож.
Покончив с пирожными за рекордно короткий срок, незнакомец обиженно заглянул в пакет и, убито пробормотав «Уже закончились», с надеждой посмотрел на Хинамори. Девушка, наконец выглянувшая из-за спины Укитаке, виновато пожала плечами и сообщила:
- Больше нет.
Она помолчала пару секунд, озадаченно разглядывая незнакомца и тоже, кажется, пытаясь понять, кто он такой.
- Раз вы испытываете голод,- неуверенно начала Хинамори, - то вы, наверное, можете стать шинигами.
- Я и есть шинигами, - совершенно спокойно сообщил незнакомец.
- И где твой зампакто?- недовольно хмурясь, спросил Тоширо.
Этот самозванец ему не нравился, а еще больше капитану десятого отряда не нравилось то, что подруга детства никак не реагирует. Хорошо, что хоть защищать того не лезет.
- А что такое «зампакто»?
Офицеры Готея переглянулись.
- Ты не шинигами! – вынес вердикт Укитаке, постаравшись сказать это как можно мягче, чтобы ненароком не обидеть собеседника. – Но не нужно расстраиваться, ты действительно сможешь стать им, если…
- Я не расстраиваюсь, - пожал плечами незнакомец, хотя по его лицу было видно, что он расстроен и даже очень, но это выражение было связано, скорее всего, с отсутствием в опустевшем пакете пирожных, которые никак не хотели вновь образоваться там каким-нибудь волшебным образом. – Я шинигами.
Капитаны переглянулись и Хинамори, только недавно занявшая свой пост, неуверенно спросила:
- А какой у вас отряд?
- Отряд?
- Где вы служите?
- В Эн Ма Чо, «собираю пропавшие души дня сегодняшнего»…
Тоширо показалось, что незнакомец только что выдал какую-то заученную фразу, но понятнее от этого не стало.
- Где я? – наконец решил проявить любопытство «шинигами», поняв, что, сколько бы он не заглядывал в пакет, пирожные от этого там не появятся.
- В Сейрейтее. Это Общество Душ. Загробный мир.
- Ага, - незнакомец оглянулся и озадаченно осмотрел местность. – А не похоже. Сакуры уже вырубили, что ли?
- Как вас зовут? – Укитаке шагнул к нему, вдруг почему-то перестав казаться слабым и больным, а в его лице прибавилось строгости.
- Асато Цузуки. Шинигами, - он бросил на собеседников вызывающий взгляд.
- Разберемся, - решил вмешаться Тоширо, окинув его хмурым взглядом.
Кажется, в Сейрейтей опять пришли неприятности.

Цузуки увлеченно разглядывал вид из окна, пока его судьбу решала куча незнакомых шинигами Асато чувствовал, что эти тринадцать странных людей шинигами. Сладкое, коим Тоширо так по-доброму поделился, давно закончилось, и Цузуки откровенно скучал. Обратно попасть в Эн Ма Чо не получалось, приборчик Ватари не работал, и шинигами медленно начал предаваться отчаянью.
Его позвали в комнату, где проходило собрание, и он вошел, озираясь по сторонам. В этом полупустом помещении из мебели был только полутрон-полукресло, на котором восседал грозный старик с длинной седой бородой. По бокам от него расположилось еще двенадцать человек в белых накидках. Среди них Асато узнал уже знакомых ему Укитаке и парнишку Хитсугаю. Цузуки им улыбнулся. Остальные доверия не внушали. Не Мураки, конечно, но что-то такое в них было… Взять хотя бы человека в странной маске или гиганта с колокольчиками на голове, или вот этого мужчину с отстраненным скучающим взглядом и непонятной штучкой в волосах и женщину с заплетенной под подбородком толстой косой. Цузуки поморщился и сконцентрировал свое внимание на старике – в нем он безошибочно признал главного.
- Цузуки Асато, - возвестил тот, - нужно проверить, являетесь ли вы шинигами. Вас не затруднит провести некоторое время с нашими специалистами?
- Да нет, - пожал плечами Асато. По крайней мере, зла эти люди ему не причинили... Пока.
Из стройных рядов вышли женщина с косой и человек в страшной маске.
- Проследуйте за мной, - она мило улыбнулась. – Ямамото-сотайчо, позвольте нам удалится.
От ее добродушия Цузуки внутренне съежился, но кивнул, еле успевая за вроде бы неспешно идущей женщиной.
- Прошу, - она пропустила его вперед и закрыла за собой дверь. – Позвольте представиться, меня зовут Унохана Рецу, я врач.
- Очень приятно, - кивнул Цузуки, игнорируя неприятный холодок.
Мураки же тоже врач?.. Хотя странно ожидать от этой милой женщины неприятностей.
- Сначала вас осмотрю я, Цузуки-сан, а потом капитан Майюри, если у меня возникнут вопросы, - продолжила та. – Разденьтесь, пожалуйста, и прилягте. Если почувствуете дискомфорт, скажите мне, Цузуки-сан.
- Хорошо.
Оборудование она никакое не использовала, просто водила ладонями.
Дискомфорт был, но не физический, а моральный. Цузуки силой заставил себя расслабиться, представляя, какие пирожные он сможет потребовать с Ватари, раз его эксперимент провалился. О том, что именно он сам сделал все, чтоб эксперимент провалился, Цузуки как-то не задумывался. Он уже размечтался о большущем шоколадном торте с воздушными сахарными розочками и сладким кремом, как Унохана-сан окончила осмотр.
- Не думаю, Цузуки-сан, что возникнут какие-то проблемы. Духовная сила у вас на уровне, но я не могу понять, почему у вас так и не появилось духовного меча.
- Я не пользуюсь мечом, - пожал плечами Цузуки, застегивая рубашку. Катаной махать - это к Хисоке, сам Асато зарекся брать подобное оружие в руки.
- Какие-то особые причины?
Цузуки мотнул головой.
- Боюсь, сейчас нам надо будет вернуться, - добавила Унохана. – Собрание должно решить вашу судьбу, Цузуки-сан.
- Унохана-сан, что может меня ожидать?
Женщина слегка кивнула.
- Думаю, ничего страшного, Цузуки-сан. Мы решим, в какой отряд вы попадете, если вы, конечно, хотите остаться в Готее 13.
- У меня есть альтернатива?
- Буду честной, ничего другого вам выбрать, скорее всего, не дадут.
- А если я найду способ вернуться домой?
- Вас никто не задержит.
Цузуки пытался не рассматривать капитанов отрядов, когда Унохана докладывала результаты обследования. Хотя было очень-очень интересно, кто из этих тринадцати станет его начальником. В конце концов, работа у здешних шинигами и служащих Эн Ма Чо схожая. Выбраться отсюда он всегда успеет, а вот уж от лояльности начальства многое зависит. Например, будут ли у Цузуки деньги на сладости. Больше всего хотелось к Укитаке – у него были вкусные пирожные.
- Цузуки-сан, - обратился к замечтавшемуся Асато главный старик, - сейчас мы предложим вам меч, шинигами не может быть без духовного меча.
Ему протянули обычную катану со слегка потертой гардой. Цузуки осторожно коснулся клинка и покачал головой. Меч стойко ассоциировался у него с Орией Мибу, а тот, в свою очередь, с Мураки.
- Боюсь, я не смогу ей пользоваться. У меня нет опыта владения катаной.
Реакция капитанов была разной. Кто-то презрительно фыркнул, человек в маске заинтересованно поглядывал на Цузуки, остальные остались совершенно спокойными.
- То есть, вы отказываетесь использовать духовный меч? - уточнил старик, хитро поблескивая умными глазами.
- Прошу меня извинить, но это так.
- У Цузуки-сан определенно есть духовная сила. Мы можем считать его шинигами, и я склонна верить его словам, - продолжила Унохана Рецу. – Если Цузуки-сан и все собравшиеся здесь не против, прошу зачислить Цузуки Асато в четвертый отряд под мою полную ответственность, Ямамото-сотайчо.
- Не возражаю, - кивнул главный. - Объявляю собрание оконченным.
Что-то подсказывало Цузуки, что он еще легко отделался, и Асато, размышляя, что же не пускает его обратно, последовал за своим капитаном.


Глава вторая. Не всё шинигами махать катаной.

Как понял Цузуки, четвертый отряд никогда не напрягали задачам сложнее, чем прибрать, подмести или кому-нибудь что-нибудь принести. Кроме, естественно, прямых обязанностей госпиталя. Но время было мирное, поэтому Цузуки занимался только тем, что бесконечно помогал коллегам в уборке. И пытался разобраться в сложной системе Готея 13.
Оказалось не все так страшно, как могло бы быть, но Цузуки скучал по напарнику и по заданиям, а, главное, по сладостям. Капитан Унохана Рецу крайне серьезно относилась к здоровью своего отряда, и обнаруженные сладости, что Асато все же удалось достать, были безжалостно ею выброшены, а самому Цузуки прочитали лекцию о вреде сладкого вообще, и тех леденцов в частности. Причем женщина ни разу не повысила голоса, а сладости почему-то Цузуки выбросил сам, гадая после, как у него поднялась рука натворить такой ужас. Это удручало. Зато научило с трудом добытые пирожные получше прятать и не доверять третьему офицеру, который следил за ним с какой-то маниакальной дотошностью.
Постепенно Цузуки привыкал. Правда, до сих пор с содроганием одевал по утрам форму местных шинигами. Убедить капитана, что он не может носить традиционную японскую одежду, ему не удалось. Переспорить Унохану Рецу, казалось, было вообще самым невозможным делом.
Еще удивляла Цузуки реакция его коллег на рассказы об Эн Ма Чо, и особенно о напарнике Асато. Почему-то при имени Хисоки они бледнели, а потом вздыхали с облегчением. Что такого в простом имени «Куросаки Хисока» было, шинигами не знал, а спрашивать побаивался – порядки тут еще были те.
Взять хотя бы, как отреагировал здоровяк-капитан одиннадцатого на плановом медосмотре. Он разве что душу из Цузуки не вытряс, пока не отстал, чем-то огорченный, пробубнил себе под нос «а, не тот» и потерял к Асато интерес.
Цузуки имел возможность познакомиться с местными бойцами – ему как раз повезло оказаться в Сейрейтее, когда наступило время медицинского осмотра. Медосмотр был отдельной темой. По графику на каждый отряд выделялось два дня.
Больше всего его пугал все тот же одиннадцатый, который орал на рядовых медиков, а потом дрожал осиновым листом перед капитаном Уноханой. Капитан Зараки даже побледнел, когда та предложила ему пройти в отдельную комнату. И вышел оттуда деревянной походкой странно подтянутый.
Странностей хватало.
А двенадцатый отряд? Их капитан тоже был весьма неординарной личностью, от которой по спине бегали мурашки. Цузуки решил даже, что капитан Майюри был знаком с доктором Мураки. Вкусы у них точно были схожи.
Остальные отряды медосмотр прошли без особых происшествий. Разве что, когда пришло время шестого отряда, случилось нападение пустых, и капитан Унохана поспешила на место прорыва, доверив проводить медосмотр оставшимся. К несчастью для Цузуки. Медиков не хватало, и третий офицер с какой-то мерзкой улыбкой отправил Асато осматривать лично капитана. Почему-то того он боялся больше всего.
И это тоже было странно.
Цузуки пожал плечами. Не имея представления, как можно бояться человека с отстраненным лицом больше, чем страшного Зараки или же сошедшего с ума Майюри, он вошел к капитану Кучики, впервые видя его так близко.
Кучики сидел прямо, чинно сложив руки на коленях. Окинув Цузуки холодным оценивающим взглядом, он кивнул.
- Асато Цузуки, - представился Асато. – Капитан Унохана не может сама…
- Я знаю, - перебил его капитан Кучики. – Делайте свое дело, у меня есть еще дела.
- Конечно…
В целом Цузуки представлял, что надо было делать. Измерить рост, вес и все, что там далее по списку, что оставила капитан Унохана. На деле это оказалось сложнее. Тем более с таким пациентом, как Кучики. Под его взглядом Цузуки казалось, что он все делает не так.
Сверившись с указаниями капитана, Цузуки обратился к Кучики:
- Мне нужно будет сейчас забрать немного вашей крови, капитан.
Как он это будет делать, Асато не представлял. После некого доктора у него выявилось стойкое неприятие крови.
- Делайте, что нужно.
Что-то с этим человеком было не так. Определенно.
Цузуки вздохнул, зажмурился и с силой уколол, не глядя, палец Кучики иглой. Судя по тому, как дернулся пациент – перестарался. Асато осторожно приоткрыл один глаз, все еще держа в своей ладони чужую кисть, которая мелко подрагивала, Цузуки подозревал, от злости.
«Ой…»
- Я сейчас дам ваты! – засуетился Асато.
- Спасибо, не нужно, - неожиданно спокойно отозвался Кучики, зажимая пальцы в кулак. На полуперчатке растеклась некрасивым пятном темная кровь. – Это вы тот шинигами, что появился недавно?
- Я, - кивнул Цузуки.
Он хотел еще добавить, что уколол так сильно не со зла – все вышло случайно, как во дворе раздался взрыв, выбило стекла. И Цузуки на рефлексах сшиб Кучики с ног, укрывая того от мелких осколков своим телом. Капитан Кучики дернулся.
По коридору затопали, в кабинет сунулся один из шинигами шестого отряда.
- Капитан Кучики, там у Майюри тварь убежала… - парень замолк, придирчиво разглядывая Цузуки, из-под которого тщетно пытался выбраться Кучики. – Капитан?..
Асато отпустил шинигами, откатился в сторону, кляня себя за излишнюю поспешность. Взгляд, которым наградил его Кучики, едва поднявшись, был полон презрения и отвращения.
- Приказываю остановить то, что убежало от капитана Майюри, - холодно бросил Кучики. – Цузуки Асато, - он повернулся к замершему на полу Цузуки, - я буду говорить с вашим капитаном о вашем наказании.
- Да, капитан, - уныло кивнул Асато.
Долг Ватари возрос еще на килограмм пирожных.
- И постарайтесь не мешаться под ногами, - добавил Кучики.
Асато смешило, что шинигами Готея считали его совершенно бесполезным только потому, что он не желал пользоваться катаной, которая ненужным грузом болталась сейчас у него на бедре.
Тварь во дворе взревела, Цузуки вздрогнул и, когда шинигами исчезли, решился выглянуть в окно. Существо было мерзким: с кучей щупалец, огромной шишковатой головой и ярко-красными глазами с демоническими вертикальными зрачками. Ни дать ни взять – творение Преисподни.
Тварь пытались атаковать, но та успешно отбивала все удары щупальцами. Что могут сделать обычные железяки подземной твари? Цузуки видел, насколько она была сильна. Не чета обычным пустым, как называли демонов тут. И просто так с этой тварью справиться было невозможно.
Решив, что так или иначе пришлось бы спасать неразумных шинигами, которые, похоже, не воспринимали всерьез тварь, видя в ней только какую-то неопасную разыгравшуюся зверушку, Цузуки выпрыгнул в окно, мягко приземлившись. На него смотрели с изумлением, будто видели впервые. Мощное заклинание, слабое подобие того, каким пользовался сам Цузуки, отбросило его в сторону.
- Сказали же, не мешайся! - прикрикнул на него лейтенант шестого отряда.
Цузуки пожал плечами, собирая силы для призыва.
Между тем тварь облизнулась, растопырила когти и в упор посмотрела на него, видимо чуя отголоски родной крови. Ее низкий, грудной голос раздался в голове Асато:
«Странно видеть тут шинигами с кровью демонов», - тварь мигнула. – «Ты не ровня им».
«Не тебе это говорить».
«Помоги мне сбежать, брат», - воззвала тварь.
«Я тебе не брат».
«Ты больше демон, чем шинигами», - снова попробовал подземный демон.
«Попробуй что-нибудь другое».
Заклинание было готово, оставалось освободить несколько печатей и вызвать одного из шикигами. Цузуки улыбнулся, резко выпрямился и, глядя прямо в вертикальные зрачки, сложил печати, повторяя под нос давно въевшиеся в память слова призыва.
Огромный, больше самой твари, или даже корпуса четвертого отряда, огненный феникс взвился с громким тревожным клекотом. Не обращая внимая на сбившихся в кучу шинигами, смотрящих на него с каким-то благоговейным ужасом, Сузаку махнул крыльями, направляя очищающий огонь в демона. Подземная тварь позорно заскулила, не смея ни отступить, ни напасть.
Отошедший от шока капитан Майюри, прибывший за своим экспериментальным образцом, захватил демона в специальную сеть.
Задание можно было считать выполненным, Сузаку скосил темный глаз на своего хозяина, расправил крылья и исчез, оставляя после себя марево.
«Ты победил, шинигами!» - голос демона звучал как-то обреченно.
Цузуки отвернулся от твари, не в силах смотреть ей в глаза. И не заметил, что рядом с плененной тварью осыпаются раскаленные докрасна стальные лепестки сакуры. Отряхнув руки от пыли, досадуя на ссадину на ладони, Асато вздохнул. Встреча с демоном разбудила воспоминания о страшном дьявольском псе. Совершенно не кстати.
- Цузуки-сан, - маленький Ханатаро подбежал к нему с аптечкой, - вы не пострадали?.. Такой ужас, эта огненная птица…
- Сузаку, - автоматически поправил Асато. – Ничего страшного, просто руку повредил, Ханатаро.
Царапина уже действительно почти затянулась, что Цузуки с готовностью и показал маленькому медику. Ханатаро кивнул. Обернулся на шинигами шестого отряда и замер испуганным кроликом.
Лязгнула сталь, и к ним подошел капитан Кучики, на щеке которого запеклась царапина – видимо его все же задело осколками лопнувшего стекла.
- Цузуки Асато? – переспросил он, хмурясь.
Цузуки заметил, что рукоять катаны шинигами чуть оплавилась, и кивнул, показывая, что внимательно слушает. Этот человек его пугал: он чувствовал странную холодную силу.
- Да, - Цузуки улыбнулся, - вы не закончили медосмотр, и ваша царапина, капитан Кучики…
Странно, перед Ватари и Тацуми обычно срабатывало, когда он начинал валять дурака. Хисоку, к примеру, провести было сложнее. Сбить с намеченного пути Кучики Бьякую оказалось невозможным.
- Медосмотр и царапина подождут. Какое кидо вы использовали?
«Кидо?»
- Кучики-доно, - тихо окликнула его неожиданно вернувшаяся капитан Унохана. – Не беспокойтесь, я разберусь с тем, что здесь произошло. Я доложу сотайчо, а вы продолжите медосмотр, пожалуйста.
Цузуки был рад вернуться в кабинет, подальше от откровенно испуганных взглядов рядовых и пристального – капитана Кучики. Но вдруг ему на плечо легла рука в белой полуперчатке. Капитан шестого отряда задержал его, но тут же разжал пальцы.
- Продолжим, Цузуки Асато?
Пребывая в смятении, тот кивнул. Неподдельный интерес в обычно холодных глазах шинигами пугал Цузуки, и Асато как никогда еще хотелось домой.

Глава третья. Шинигами тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо.

Честно говоря, Цузуки ожидал, что после памятного случая с подземной тварью его закидают вопросами, но кончилось все тем, что после осмотра капитана шестого отряда, который странно его рассматривал, будто что-то прикидывая и решая, его вызвала к себе капитан Унохана и попросила рассказать, что все же там произошло. Асато был честен и даже объяснил ей, что такое шикигами. Женщина кивнула, попросила его быть осторожным и отпустила. Остальные из отряда то ли его боялись, то ли еще что, но смотрели на него с уважением и каким-то страхом. Только Ханатаро бегал за ним хвостиком. А вот потом все резко изменилось…
Цузуки почувствовал неладное, когда увидел в коридорах госпиталя капитана Кучики. Черноволосый шинигами скользнул по нему заинтересованным взглядом и кивнул в знак приветствия. Асато улыбнулся и поспешил скрыться в ближайшей палате, к счастью, оказавшейся пустой. Что тут забыл Кучики, Цузуки не представлял, но решил и не думать об этом. Мало ли у этих капитанов дел. Может, заглянул к капитану Унохане на чай. И этот визит, Цузуки уверял себя, никак не связан с произошедшим.
Ему даже удалось успокоиться и продолжить осмотр: больных было немного – всего пара пострадавших на тренировках и один серьезно раненный в патруле. Но когда он выходил от последнего, навстречу выбежал Ханатаро.
- Цузуки-сан, - паренек округлил в притворном ужасе и того большие глаза, - тебя капитан требует к себе.
Вызовы к начальству Цузуки не любил. Никогда. Даже если это начальство – самая милая женщина из всех, что ему приходилось встречать. Поэтому он осторожно постучал, заглянул в кабинет. Предчувствия его не обманули: кроме капитана Уноханы, там был еще и капитан Кучики.
- Заходите, Цузуки-сан, - женщина дружески ему улыбнулась. – Мы с Кучики-доно говорили о вас. Думаю, будет лучше, если он сам объяснит вам, что хочет.
Кучики говорил долго. Из всего объяснения Цузуки понял лишь то, что ему предложили перейти в шестой отряд с повышением до четвертого офицера. Не так уж и плохо для сто-какого-то-там офицера не боевого отряда Готея 13, но что-то особой радости от этого Асато не чувствовал. Повышение не несло в себе ничего хорошего.
- Простите, капитан Кучики, - Цузуки выдержал паузу, - но я вынужден отказаться.
Вечером Асато, поедая запрятанное от зорких глаз капитана еще вчера пирожное, размышлял. Он понимал, что надо было искать дорогу домой. И чем скорее он попадет обратно в Эм Ма Чо, тем будет лучше для всех. Спустя пару дней Цузуки начал сомневаться, что правильно сделал, рассказав Унохане-сан о шикигами. В конце концов, если тут о них не знают и справляются со всякими тварями при помощи своих зампакто, то что в этом плохого? Пусть не знают и дальше, а он нужен родному Эн Ма Чо, по которому скучает. За грустными размышлениями Цузуки и не заметил, что съел почти все пирожные. Обнаружив только одно надкушенное и кучу крошек, Асато приуныл еще больше.
В дверь постучались, и в комнату к Цузуки заглянул Ханатаро.
- Проходи, - помахал другу шинигами.
- Я слышал, капитан Кучики предлагал тебе повышение? – робко начал парнишка, присаживаясь рядом.
- Да, - смахивая крошки в пакетик, грустно ответил Цузуки. – Я отказался. Служить в шестом отряде же значит принимать участие в патрулях и прочее. Зачем я там им?
- Ты сильный шинигами, - отозвался Ханатаро, - ты можешь вызывать…
- Сузаку, - со вздохом закончил Асато, обхватывая длинными руками коленки, - и что? Это же, - он решил соврать, мучительно стыдясь самого себя, - просто иллюзия, ничего больше. Обыкновенное… кидо. Да, обыкновенное кидо.
- Правда?
Цузуки кивнул.
- А мне никогда кидо не удавалось, - с явным сожалением добавил Ханатаро. – Ах да, ничего, что я сказал капитану Кучики, что ты сладости любишь? Он просто спрашивал…
Цузуки покачал головой.
- Ничего страшного, Ханатаро, ничего страшного. Если не возражаешь, я хотел бы поспать…
- Конечно-конечно. Спокойной ночи.
Заснуть, впрочем, он так и не смог, ворочаясь всю ночь. С утра, пока все еще спали, он выскользнул из казарм во внутренний двор. Зевнул. Кожа под тканью хакама чесалась, но Цузуки мужественно терпел. Он намеривался снова попытаться попасть домой. К Ватари… К Хисоке… К Тацуми… К тортикам!.. А еще… Асато боялся даже подумать, что скучает и по Мураки.
Привычные слова заклинания легко всплывали в памяти, но ничего не происходило. Цузуки поковырял сухую землю носком, горько вздохнул.
- Цузуки-сан, - его окликнул капитан Кучики, который совершенно внезапно оказался во дворе. Асато ойкнул, неосторожно повернулся к нему, споткнулся и некрасиво пропахал пыль носом.
- Простите, - спешно извинился Цузуки, поднимаясь и отряхивая штаны. Чувствовал он себя глупо. – Если вы к капитану Унохане, она у себя должна быть.
Пристальное внимание к своей персоне начинало утомлять. Ну что он такого сделал? Цузуки был готов взвыть.
- Нет, я хотел бы поговорить с вами, Цузуки-сан, - спокойно ответил Кучики, видимо, не замечая душевных страданий собеседника. – В качестве установления добрых отношений, может, примите этот скромный подарок.
Он протянул Цузуки коробочку, перевязанную алой ленточкой. Асато, немного удивленный, принял ее, осторожно открыл; изнутри на него взирал странный облакообразный коричневый человечек с тоненькими ручками и ножками и круглыми выпуклыми глазами. Пах он приятно – корицей и шоколадом.
«Печенье!» - догадался Цузуки.
- Я слышал, вы любите сладкое, - продолжал Кучики и совершенно неожиданно замялся, - поэтому я решил преподнести вам в благодарность за медосмотр это печенье, сделанное по особому рецепту, который хранится в нашей семье…
Цузуки его не слушал. Форма для печенья была странная, но на вкус это совершенно не влияло. Он откусил один кусочек, чувствуя, что тесто тает на языке. Чудесно… просто прекрасно. Если капитан Кучики знает секрет этого чудесного печенья, то…
- Капитан Кучики, - прервала блаженное мгновение внезапно появившаяся капитан Унохана, - Цузуки Асато. Я от вас такого не ожидала, - она неодобрительно посмотрела на недоеденное печенье, что у Цузуки кусок встал в горле.
Определенно, эта женщина его пугала.
- Капитан Кучики, - Унохана мягко отобрала у Цузуки коробочку, вложила ее в руки Кучики и добавила, - не стоит использовать в качестве ухаживания то, что может повредить здоровью вашего избранника.
Асато открыл рот, закрыл, глупо моргнул, не веря тому, что только что услышал.
Ухаживание?
Избраннику?!
«Ватари, будь милостив, забери меня домой!»
- Боюсь, вы ошибаетесь, капитан Унохана, - спокойно ответил Кучики, - позвольте удалиться.


Асато надеялся, что утренний разговор никто не слышал. Не хватало ему еще пересудов о нем и капитане Кучики. Но, похоже, в Сейрейтее у стен были уши, и уже к полудню слух, что капитан шестого отряда пытался за ним ухаживать, казалось, облетел весь Готей. Сослуживцы бросали на Цузуки кто завистливые, кто жалостливые взгляды, за его спиной шептались. Асато не знал, куда деться, он устал объяснять, что все это дурное недоразумение, что Кучики лишь хотел поблагодарить его за медосмотр. Но почему-то после таких слов слушатели начинали всхлипывать и кашлять, будто чем-то подавились.
Цузуки начал даже поддаваться отчаянию.
Хоть бы печенье оставили что ли…
Наглый задиристый лейтенант Кучики тоже вносил свою лепту: он будто вознамерился извести Цузуки злобными взглядами при каждой встрече. Ханатаро шепотом поведал, что Абараи и сам имел виды на своего капитана, поэтому и злиться на Асато.
В Сейрейтее что-то подгнило, решил Цузуки.
Конечно, и в Эм Ма Чо было не все гладко, но там хотя бы про него и Хисоку или Тацуми ничего такого за их спинами не болтали. По крайней мере, Асато на это надеялся.
- Цузуки-сан? – Ханатаро окликнул его во второй раз.
- Да? – наконец ответил Асато, замечая, что уже минут десять держит в руке баночку с какими-то пилюлями. Они уже второй час разбирали лекарства на складе.
- Их надо положить на вторую полку, ящик 3-Б, - подсказал Ханатаро.
- Ой... прости… я задумался. Спасибо.
Подгнило, точно подгнило, и воняет на пару километров, если уж лейтенанты за капитанами бегают, а капитаны сладости простым рядовым относят.
Асато аккуратно сложил порошки в картонный ящичек – их надо было отнести в другое место, посуше – и вышел со склада, как его кто-то грубо схватил за плечо.
- Поговорить надо, - ярко-алый лейтенант Кучики дернул его в сторону. Скляночки в коробке жалобно звякнули.
- О чем, лейтенант… Абараи? – Цузуки улыбнулся.
Шинигами выглядел потерянным и на кого-то злым. Впрочем, на кого именно, Асато подозревал.
- Капитан, - Абараи злобно крякнул, а потом спохватился и продолжил уже тише, - просил подумать над его предложением.
«И думать-то нечего».
- Я отказываюсь, - когда надо Цузуки мог быть серьезным. Правда, недолго. – Я не гонюсь за повышением, да и работа в госпитале меня вполне устраивает.
- Правда? – казалось, лейтенант просиял.
Радовать людей Цузуки любил. Пусть кому-то будет хорошо. Поэтому он кивнул:
- Правда.
Абараи улыбнулся, огляделся по сторонам и быстро протянул Цузуки коробочку.
- Не обратно же их тащить. Капитан почему-то решил, что сможет сманить тебя сладостями. И… - он умолк, наблюдая, как загорелись глаза Асато при виде знакомого печенья.
Абараи пожал плечами, оставляя шинигами один на один с единственной для того радостью в этом странном и непонятном ему Сейрейтее. Цузуки проявил благоразумие, оставив часть сладостей про запас. Он припрятал их за пазуху и с довольным видом, подхватив коробку с порошками, поспешил на склад.
Во дворе опять что-то творилось. В этот раз, слава ками, без всяких тварей из подземного мира и сумасшедших капитанов. Куча шинигами кого-то окружила и громко обсуждали нечто.
- Говорю же, это гусь, - авторитетно заявил пятый офицер.
- Не гусь! – жарко возразил третий.
Обсуждаемое из-за собравшийся толпы Цузуки не увидел, да и не желал. Все мысли были только том, где лучше спрятать полученный подарок и как потом его съесть, чтоб насладиться вкусом по полной программе. Но у судьбы были другие планы, перед носом у Цузуки замахали белые перья и яркое цветное одеяние.
- Гусёсин, о… привет, - Асато помахал свободной рукой давнему знакомцу, прошел пару шагов, а потом резко остановился и повторил: - Гусёсин?!
- Дошло, наконец, - немного ворчливо отозвался библиотекарь.
- Говорящий гусь, - присвистнул пятый офицер.
- Как? – Цузуки забыл про порошки, и коробка упала на пыльную землю – склянки звякнули и, кажется, треснули.
- Цузуки-сан, - рискнул один из младших офицеров, - ты знаешь… это?..
Кто-то вызвался позвать капитана. А Гусёсин укоряющее зыркнул в сторону собравшихся.
- Я не «это» и тем более не «гусь». Я Гусёсин, веду записи…
Договорить он не смог, Цузуки зажал ему клюв руками.
- Потом объяснишь. Ты за мной, да?
- Цузуки-сан? – мягкий голос заставил Асато вздрогнуть, вспомнить о спрятанном печенье и испуганно обернуться. Он выпустил птицу и виновато – выработалась привычка за пару проведенных тут недель – посмотрел на капитана.
- Не представите нашего гостя?
Из кабинета капитана Цузуки нес друга на руках, а Гусёсин без передыху болтал. Про то, как им было без него плохо, как Ватари работал над комбинацией, что Цузуки набрал, как Хисока неусыпно следовал за Ватари и требовал ученого вернуть своего напарника. Про то, как им удалось наконец выяснить, как его вернуть. Все просто – нужно лишь набрать обратный код на приборчике.
- …кстати, Асато-сан, - Гусёсин сверкнул круглыми глазками,- а где приборчик?..
Погруженный в свои мысли Цузуки что-то пробормотал в ответ. Ему вдруг стало невыносимо жалко покидать это место, хотя домой хотелось, еще как хотелось. Капитан Унохана отпустила его, успокоив, что все уладит, если Цузуки вернется домой, и ему не о чем беспокоится. Но Асато все же волновался – как эти люди, именующие себя шинигами, справятся с демонами, против которых зампакто недейственно…
- Цузуки! – проверещал библиотекарь. – Как это «потерял»?..
- Что? – Асато посмотрел на него, моргнул. – Кого потерял?
- Прибор Ватари…
Цузуки вспомнил, что ответил что-то вроде «не знаю», ужаснулся – Гусёсин мог напредставлять себе всяких ужасов, поэтому поспешил успокоить:
- Ничего я не терял, тебе послышалось.
В конце концов, в гостях хорошо, а дома все же лучше.

@темы: Яой, Фанфики, ooc-челлендж по кроссоверам, Yami no Matsuei, PG-13, Bleach

Комментарии
2009-08-06 в 22:56 

立ち止まるな。歩き続けろ。
Вопрос: можно разместить данный текст на сообществе Cross Gates?

2009-08-07 в 06:53 

Vibrant Amoeba
Амеба устроена очень просто: у нее много ног и она ходит куда хочет. ©
Yuki no Yui

если возможно - то шапкой и ссылкой на фик.
и надо бы разрешение у второго соавтора подождать.

2009-08-07 в 16:02 

立ち止まるな。歩き続けろ。
С шапкой и ссылкой
(на сообщество по другому и не выложить, там это в правилах сказано))

2009-08-07 в 22:40 

ROksi_
Солнце светит всегда. Просто иногда его не видно.
Yuki no Yui ,
я не против :)

2009-08-08 в 15:17 

立ち止まるな。歩き続けろ。
Благодарю)

2009-12-18 в 23:43 

>Taiyou<
Жизнь - это яой: нет кульминации, нет концовки, нет смысла... А главного героя периодически е**т!..
Фик великолепен! Хотя, я всёж надеялась, что Асато останется с Бьякуей. ~^^~ (А мож, ещё и останется? Кода-то он всё-равно не помнит! ^\/\/\/\/^) Кучики бесподобен! Ухаживание печеньем меня добило!.. ~^о^~ Огромное вам спасибо за такое чудо!

2010-01-03 в 23:21 

Мей Подколодный
One day less to be living.
нетнетнет Т_Т пусть с Айзеном, с кем угодно, ааа, не терзайте душу бьякурен-шиппера Т_Т

по теме: хорош фик, ох хорош))

2010-05-22 в 16:30 

Чтобы не случилось, оставайся верной себе!
обожаю этот фанфик )

   

OOC фанфики

главная