23:10 

Ревность и ее тяжелые последствия

Мой друг, никогда не грусти... (с)
Название: Ревность и ее тяжелые последствия.
Фендом: Naruto.
Автор: Узумаки Наруко, Yonmey.
Бета: Tweek~
Пейринг: Саске/Наруто, Наруто/Саске, Неджи/Наруто.
Рейтинг: PG-15 (за нецензурную лексику).
Жанр: drama, humor.
Статус: окончено.
Дисклеймер: Кишимото монополист, и не нам на него посягать.
Предупреждение: OOC частичный, то бишь старались без него, но возможны непроизвольные отклонения от характеров; АУ.
Размещение: где угодно, но с шапкой, ссылкой на источник и предупреждением обоих авторов.
Контактная информация: gerona66@mail.ru, stihiaria@gmail.com
От авторов: начиналось писаться в мерзком настроении и планировалось как ангст, хоть и со счастливым концом. Но постепенно настроение улучшилось и мы скатились в стеб... И вывели достопочтенные авторы новый жанр стебный ангст ака ангстовый стеб.


На улице бушевала буря: тяжелые свинцовые тучи опустились над землей в беззвучной угрозе задавить все вокруг своей бестелесной массой; упругие струи дождя хлестали по крышам и асфальту, смешивая землю в вязкую грязь; на улице было темно, и только молнии яркими вспышками расчерчивали небо. Небеса гневались на своих непутевых детей, а дождь оплакивал их разбитые сердца и растерзанные души. Люди спрятались от бушующей стихии в своих домах, позакрывали двери и окна, дабы не слышать стенаний природы – они не желали принимать ее, открывать свои души и сбрасывать маски. Да что там не хотели… Они и не могли их сбросить, ведь они слишком вросли в их лица, а срывать их с болью мешал страх быть уязвимым и беззащитным в такой открытости перед миром и его жителями.
Но одно окно было открыто – не всем же людям бояться стихии. Кому-то нужно первому открыть дверь…
Из распахнутого настежь окна доносились громкие крики, моментально утопающие в шуме дождя и пении грома.
– Если я тебя не удовлетворяю, Узумаки, мог бы прямо так и сказать! – разъяренно прошипел Учиха, отряхивая зудевшие костяшки пальцев.
Наруто сплюнул кровь из разбитой губы и посмотрел на бушующего брюнета тяжелым взглядом:
– Если я терплю твою истерику, Учиха, это не значит, что я буду терпеть ее вечно, – с едва скрываемой злобой прорычал блондин, резко стирая запястьем остатки крови на губах. Не такое приветствие он ожидал.
– По крайней мере, я не хожу блядствовать, как это делаешь ты! – презрительно бросил уже обуздавший свою ярость Саске, нарезая круги по спальне, кидая на Узумаки сулящие скорую расправу взгляды.
– Ты – страдающий паранойей ублюдок, который ревнует ко всему дышащему на этой земле! Я никогда не изменял тебе, сколько раз можно это повторять, чтобы до твоего скованного маразмом мозга это наконец дошло?! – заорал Узумаки, швыряя куртку на застеленную кровать и плюхаясь рядом с ней.
Брюнет за долю секунды оказался рядом с Наруто и, оседлав бедра блондина, судорожно вцепился в ворот рубашки, тряся парня, словно тряпичную куклу:
– Неужели я поверю твоим сказкам, что вы с этим пребывающим в бесконечной депрессией ушлепком чинно пили чаек и болтали о жизни, когда от тебя несет алкоголем, его одеколоном, и ты задержался всего-то на каких-то два часа?! – гневно прошипел Саске, приближая свое лицо к лицу Наруто еще ближе. Заметив подозрительное пятно на шее, Учиха взбесился окончательно. – И засос ты получил совершенно случайно, а этот белоглазый сукин сын и вовсе не имеет никакого отношения к его происхождению?!
– Уймись, неуравновешенная истеричка! Это ты мне его поставил сегодня утром, склеротик ты маразматический! – возмущенно заорал блондин, лелея оскорбленную «невинность».
– Неужели ты думаешь, что я не могу отличить свою работу от чужой?!
Не смотря на весь трагизм ситуации, Узумаки нервно заржал, и после этого Учиха понял, что он только что ляпнул. В ответ Саске лишь сильнее его тряхнул за грудки, и смех застрял в горле блондина, сопровождаясь хриплым кашлем.
– Отпусти меня… – сипло попросил Наруто, цепляясь руками в кисти брюнета.
Опомнившись, Учиха разжал руки, но с бедер блондина не слез.
– Что ты можешь мне сказать в свое оправдание? – казалось, голос покрыт корочкой льда, глаза смотрят в упор, будто заглядывая в душу. На всех этот взгляд действовал безотказно, но только не на Наруто.
– А я разве обязан перед тобой отчитываться?! – завелся блондин, в душе которого забурлили ущемленная гордость и обида, которые вместе составляли взрывоопасную смесь.
– Конечно, – последовал невозмутимый ответ, – Ты – моя собственность, Узумаки.
– А ты не охуел от наглости?! – взревел Наруто, полностью слетая с катушек, – С каких это пор я принадлежу тебе?!
– С тех пор, как ты подставил мне свою задницу, кретин. – уверенно припечатал Учиха, испытующе глядя на блондина.
И тут Наруто выпалил роковые слова в этот промозглый летний вечер:
– Я не думал, что секс с тобой обязывает меня к беспрекословной верности тебе!
Казалось, что глаза Саске потухли, на лице застыла непроницаемая маска, которую брюнет обычно одевал, когда выходил в люди. Она появлялась со всеми, но только не с Наруто. До этого момента…
– Вот ты и спалился, Узумаки… – безэмоциональным голосом сказал Саске, – Лучше следи за своим языком.
Учиха преувеличенно медленно слез с распростертого под ним блондина, и также неторопливо направился к выходу из квартиры. В полном молчании обулся и вышел вон. А до Наруто, лежащего на кровати, только сейчас дошел смысл сказанных им слов.
***
Учиха не взял зонт - он ему просто не был нужен. Саске шел под рыдающим холодным дождем небом, и, наверное, впервые был солидарен с ним. Под дождем не видно слез, а значит, никто не осудит за мимолетную слабость.
Он слишком сильно привязался к этому шумному, непоседливому и глупому, но такому желанному и родному блондину. Мысль, что он мог принадлежать кому-то другому, приводила его в неконтролированное бешенство, перерастающее в отчаянье. Он не хотел верить тому, что Узумаки изменил ему с Неджи, но блондин самостоятельно подтвердил все его догадки.
Дождь продолжал лить как из ведра, одежда намокла и прилипла к телу, Учиху бил озноб, но его это мало волновало. В душе ему было намного хуже, чем телу. Иногда брюнету казалось, что он помешан на Наруто, и это его пугало. Смог бы он простить его сейчас, он не знал ответа. Все было слишком запутанно и сложно. Слишком больно… Делить с кем-то еще место в сердце Узумаки невозможно для гордого Учихи: лучше никак, чем снисхождение.
И он брел по пустынным улицам города, продрогнув до костей, вымокший до нитки, в надежде таким нехитрым способом заглушить бьющуюся в агонии душу. Безнадежно и отчаянно. А ночное небо понимающее лило слезы…
***
Наруто выбежал следом за Саске спустя десять минут: как и ожидалось, брюнета на улице уже не было. Пробегая десятки запутанных улочек он вспоминал события сегодняшнего вечера…
Flashback
Тихая мелодия растекалась по утопающему в укромных тенях залу ресторана. Двое привлекательных юношей сидели за барной стойкой, неторопливо потягивая напитки явно алкогольного характера. Светлоглазый шатен хлестал коньяк не закусывая, и в промежутках рассказывал блондину, пьющему мартини, что-то несомненной важности.
– И понимаешь, в чем проблема… – Неджи замолчал на минутку, опустошая очередную рюмку коньяка. – Дядя меня на дух меня не переносит. Он всеми известными ему способами пытается выгнать меня из университета. Ты же сам понимаешь, что на последнем году обучения это крайне нежелательно. Кто меня потом примет доучиваться? Ведь я не смогу оплачивать обучение. То, что я попал на бюджет четыре с половиной года назад, было для меня подарком судьбы. А теперь из-за него я могу вылететь оттуда… Наруто, я не знаю, что мне делать. Сил терпеть его выходки уже нет, но и уйти оттуда я не могу.
– Да, Неджи, ситуация хреновая… – задумчиво протянул блондин, сосредоточенно рассматривая дно бокала. – Но отступать тебе уже поздно. Задави в себе свою гордость и терпи, сцепив зубы. Иного выхода нет.
– Ты прав, Наруто… Эй, бармен… Повтори… – слегка заплетающимся языком потребовал Хьюга, – И самое ужасное, Узумаки, меня некому поддержать, не на кого опереться в тяжелую минуту… Вот ты… У тебя есть Учиха, каким бы козлом он не был.
– Угу, а козлом он бывает часто… Точнее, почти всегда. – мрачно согласился блондин, вспоминая все приступы сучастости одного известного всем брюнета, – Но знаешь, с ним я чувствую себя уверенно. Я могу полностью ему доверить все, что у меня есть, зная, что он меня не предаст. Но за все есть своя цена, и его отвратительный характер является своеобразной платой.
– Он меня не любит. – веско заметил Неджи, опрокидывая в себя рюмку уже с не коньяком, а с жидкостью, содержащую градус повыше, – И не смотря на это ты все равно пришел сегодня сюда. Все-таки ты не обычный человек, Узумаки. Дружба для тебя не пустой звук.
– Он меня убьет сегодня… – обреченно подвел итог блондин, просчитывая возможные последствия сегодняшнего вечера.
А дальше все было словно в тумане. Бутылки сменяли друг друга, градус в них все возрастал, Неджи стремительно напивался, и Наруто начинал понимать, что добраться домой Хьюга вряд ли сможет сам, и светит Узумаки тащить его на своих далеко не хрупких плечах. Что вскоре и подтвердилось. Домой блондин опоздал на два часа и застал там находящегося на грани помешательства Учиху.
End flashback
***
Учиха вернулся домой под утро, с его одежды стекала вода. Открыв дверь его, ожидал сюрприз. Узумаки, набегавшийся за ночь в поисках истеричного парня, так устал, что заснул прямо на пороге, свернувшись, словно кот, трепетно вцепившись в любимые тапочки Саске.
Весь трагизм, непоколебимая уверенность в принятом решении и томная мрачность слетели с Учихи в миг с криком «Еб твою мать», когда он перецепился через лежащее на пороге тело, и упал на испуганного от столь неприятного пробуждения, орущего благим матом Наруто.
– Блядь, Учиха, ты меня убить решил?! – заорал блондин прямо в ухо лежащего на нем брюнета, по инерции крепко прижимая его к себе.
– Хотел бы, уже убил. – четко и лаконично прозвучал ответ злого и мокрого брюнета.
Обыкновенно бледное лицо Саске казалось практически прозрачным, и под глазами залягли тени. Учиха попытался встать, но судорожно вцепившиеся руки Узумаки помешали ему это сделать.
– Где ты был всю ночь? – пронзительные голубые глаза требовательно уставились на Саске в ожидании объяснений.
– А я разве обязан перед тобой отчитываться?.. – язвительно повторил Учиха произнесенную блондином ранее фразу, намекая на абсурдность его требования.
Но Наруто это нисколько не смутило:
– Обязан. Ведь мы с тобой уже целый год живем вместе, ты, эгоистичная и мелочная скотина. – яростно выпалил он, буравя негодующим взглядом.
– Никаких проблем. Я как раз зашел за вещами. – на полном серьезе ответил Учиха, пытаясь встать.
– Врешь - не уйдешь. – безапелляционно фыркнул Узумаки, вцепившись в него, как клещ. – Я не отпущу тебя, пока ты меня не выслушаешь.
– Ты уже все сказал. – холодно прошипел Учиха.
– Нет, не все. – упрямо заявил Наруто.
– В подробностях проведенного вами времени я не нуждаюсь, – металлическим голосом отчеканил Саске, делая отчаянные попытки вырваться.
– Дурак, между мной и Неджи ничего не было! – отчаянно пытаясь донести до него факт своей невиновности, крикнул Узумаки.
– А будет? – полуутвердительно уточнил Саске, голос которого был пронизан ядовитым сарказмом.
– Перестань язвить! – не выдержал Наруто, – У него проблемы с дядей – ректором университета, в котором Неджи учится. Он пытается выгнать его с последнего года обучения. У Хьюги была паника, ему просто необходима была поддержка…
– Понятно, какого рода поддержку ты ему оказывал… – все так же сааркатично перебил его Учиха.
– Конечно, мы с ним сели и выпили. – упрямо гнул свою линию блондин. – Я его выслушал, а потом пьяного дотащил домой. Поэтому я опоздал, и от меня несло алкоголем, вперемешку с его одеколоном. А ты подумал неизвестно о чем и дал мне в морду ни с того ни с сего. До сих пор болит, между прочим.
– Мало дал, значит. – ехидно прокомментировал Саске, уголки губ которого приподнялись в полуулыбке.
– Вот бездушная скотина… – беззлобно фыркнул Наруто.
– А что насчет верности, Узумаки?.. – нервно спросил Учиха, внимательно глядя в глаза блондина, словно надеясь найти ответы на все свои вопросы, – Ты все так же не обязан мне ее проявлять?..
– Конечно же обязан. – устало ответил блондин, развеивая опасения Саске. – Мне просто надоело то, что ты постоянно устраиваешь мне сцены ревности и пресекаешь мою свободу.
– Я не умею по-другому. Ты же знаешь, что моя любовь отличается от принятых стандартов. – безапелляционно заявил брюнет.
– Ты меня когда-нибудь убьешь в порыве чувств… – язвительно заметил Узумаки.
– Любя убью, – беспрекословно согласился Саске, лукаво глядя на блондина.
– Ты меня простишь?.. – строя жалостливые глазки, протянул Наруто, еще крепче прижимаясь к безвольному телу Учихи.
– Будто у меня есть выбор… – устало вздохнул брюнет, обнимая в ответ блондина.
– Ура-а-а!!! – радостно воскликнул Наруто, перекатываясь по полу, меняясь местами с Учихой. Миг – и он восседает на млеющем от долгожданного примирения Саске, – А теперь ты просто обязан…
– На тебе жениться?.. – иронично поинтересовался брюнет.
– Нет, дурак, меня покормить! – краснея, выпалил Узумаки.
– Вообще-то я целую ночь бродил под дождем из-за тебя, кретин. Поэтому кормить меня будешь ты, а я иду в душ и спать. И не забудь еще горячий чай, потому что у меня начинает болеть горло. – победно сказал Саске, возвращая себе утерянную ранее позицию сверху, прижимая к полу блондина. Но долго он так задерживаться не стал, а, как и грозился, удалился в душ, оставляя на полу матерящегося Узумаки.
***
– Все-таки ты не умеешь готовить. Ты опять пересолил картошку.
– Мог бы и сам приготовить.
– Не мог. У меня температура. Между прочим, из-за тебя.
– Меньше надо было ночью под дождем шляться.
– Меньше нужно было напиваться с этим длинноволосым трансвеститом.
– Я люблю тебя, кретин…
– И я тебя, Узумаки.

@темы: Яой, Фанфики, Стёб, PG-13, Naruto&Naruto Shippuden

   

OOC фанфики

главная