00:35 

Приятные последствия неумелой мести. Глава 6

Мой друг, никогда не грусти... (с)
Название: Приятные последствия неумелой мести.
Глава №: 6.
Фендом: Naruto.
Автор: Узумаки Наруко, Yonmey.
Бета: Tweek~
Пейринг: Саске/Наруто, Наруто/Саске, Сакура/Саске, Мадара/Кьюби.
Рейтинг: PG-15.
Жанр: humour, romance, slash, и стёб.
Статус: в процессе.
Дисклеймер: Кишимото моноплист, и не нам на нее посягать.
Саммари: ...и попался доблестным шиноби Конохским вражеский шиноби и его предсмертная техника, опробованная на Его Гениальности Учихе Саске... И оказалось, что у этого шиноби такое же черное чувство юмора, но все же...
Предупреждение: OOC частичный, то бишь старались без него, но возможны непроизвольные отклонения от характеров.
Размещение: где угодно, но с шапкой, ссылкой на источник и предупреждением обоих авторов.
Контактная информация: gerona66@mail.ru, stihiaria@gmail.com

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5

Глава 6
Всю ночь напролет Узумаки Наруто вел через лес в сторону деревни Сумерек свой маленький отряд, состоящий из горящего в лихорадке Учихи в обличии девушки, Киоко-химе, которую несла на своей далеко не слабой спине Харуно Сакура. Там он планировал снять два номера и остановиться на пару дней. Саске бредил, прижимался к Наруто влажным, горячим телом, что-то невнятно бормоча. У блондина разрывалось сердце от осознания того, что этому состоянию виной он. Они без проблем добрались до деревни к вечеру. Горячка, вымотав Саске, покинула его, и он погрузился в крепкий сон. Сакура сказала, что яд уже не опасен, а Наруто лишь слабо улыбнулся на эту радостную новость. Уложив спящую девушку, он прилег рядом, и, обняв ее хрупкое тело, уснул.
***
Расставаться со сном не хотелось, ведь с ним бы исчезли ощущения тепла и спокойствия, а это слишком ценная материя, чтобы ее терять. Но все хорошее заканчивается, закончилась и безмятежная дремота Учихи. Рядом с собой он ощутил чье-то присутствие. Скосив еле открывшиеся глаза вбок, Саске увидел умилительную картину: прижав к себе брюнетку, сладко сопел Наруто. Легкая улыбка блуждала по его губам.
«Какой милый… И спящим похож на золотого ангела.» – думал Учиха, перебирая жидкий солнечный свет волос. В этот момент Саске чувствовал себя самым счастливым человеком в мире. Хотелось наслаждаться ощущением сильного, стройного, а главное, желанного тела под боком.
Наруто облизал пересохшие губы, еще крепче обнял Учиху, во сне протянув тихо, почти жалобно:
– Саске… – золотые брови слегка нахмурились.
«Сам напросился…» – мелькнула хищная мысль Учихи. Он еще ближе придвинулся к Узумаки, куснул его нижнюю губу, но тут же легонько лизнул в ответ.
Наруто тихо застонал, приоткрывая глаза. По-девичьи длинные ресницы задрожали, бросая тени на смуглые щеки. Почувствовав влагу на нижней губе, инстинктивно облизнулся, будоража воображение Учихи.
Увидев, что на него странным взглядом смотрит красивая черноволосая девушка, которую он крепко прижимал к себе и которую он вероятно знает... Во взгляде Наруто мелькнуло узнавание:
– Саске, дате байё! – взволнованно воскликнул он, – Ты жив!
– Естественно, добе, – фыркнула девушка.
– Слава богу, ты живой… – хрипло прошептал Узумаки, по щеке которого потекла одинокая слеза облегчения.
– Бака, что мне сделается? – насмешливо протянула девушка, быстрым движением руки стирая слезу, хватая Наруто за нос, и оттягивая его.
– Ай! – воскликнул блондин, убирая руку Учихи.
Брюнетка же в свою очередь мстительно лизнула Наруто в нос.
– Не знал, Узумаки, что ты такая плакса, – иронично заметила брюнетка. – Заревел мне всю одежду, пока нес меня.
– А ты откуда знаешь, теме?! Ты же в отключке провалялся всю дорогу! – нервно воскликнул парень, заливаясь краской.
– Я приходил в себя, чувствуя, как рубашка на моей груди постепенно намокает, – улыбнулся кончиками губ Учиха.
Наруто стремительно краснел все больше и больше, осознавая, что попался на горячем. К смущению добавлялось невиданное ему раздражение. Слушать подколы брюнетки ему хотелось сейчас меньше всего, ведь он недавно потерял и обрел нечто важное…дорогое…единственное…
– А еще я слышал, как ты меня звал... – добавляя в голосе язвы, добивала его девушка.
– А что бы ты сделал, если бы на твоих глазах умирал самый дорогой тебе человек?! – яростно воскликнул блондин, запоздало осознавая, что только что проговорился.
Ехидная улыбка слетела с губ Учихи. Он деловито и на полном серьезе поинтересовался у блондина:
– Это можно расценивать, как признание в любви?
Гнев улетучился, и вместо него пришло смущение. Странно, но осознал всю глубину своей безграничной привязанности к брюнету с ужасным характером он только после того, как эти слова сорвались с его губ.
Время шло, тишина сгущалась, Учиха терпеливо ждал, не отводя пытливых глаз от пунцового лица блондина. И тут Узумаки сделал воистину гениальную вещь: он повел себя подобно страусу, зарываясь лицом под одеяло, и делая вид, что его здесь нет, а с Саске разговаривают его личные глюки.
Пытливое выражение лица сменяется горящей яростью, и стройная ножка летит по направлению к заднице, торчащей в лучших традициях страусов над одеялом. Миг – и Наруто, пролетев внушительное расстояние, выбивает дверь своей немаленькой тушей и вываливается в коридор. А вслед ему несется шипение оскорбленной в лучших чувствах девушки:
– Принеси мне поесть, тупая, бездушная скотина!
***
Бурча себе под нос что-то явно нецензурного характера и не замечая идущей мимо Сакуры, Наруто направляется на кухню - заказать капризному Учихе еды. Сакура же была более наблюдательна, нежели блондин. Заметив временное устранение мешающих объектов в лице Узумаки, она решила попытать свою судьбу в n-ный раз особо извращенным способом.
Окинув взглядом сиротливо качающуюся на единственной уцелевшей петле дверь, девушка поняла, что у нее есть реальный шанс что-то урвать у поганки Фортуны.
– Привет, Саске-чан… – наполняя свой голос игривыми нотками и томно щуря изумрудные глаза, пропела девушка, заходя в комнату. – А я пришла тебя обследовать… – сделала особое ударение на последнем слове.
Учиха едва отметив присутствие Сакуры в комнате до глубины души удивился: неужели у Харуно портится зрение, ведь она медик!
– Сакура, ты плохо видеть стала? – равнодушно поинтересовался Саске, скорее для поддержания разговора, чем из интереса.
Девушка удивленно распахнула глаза:
– Н-нет… – заикаясь, ответила она, испытывая неземное блаженство оттого, что объект ее воздыхания заинтересовался состоянием ее здоровья. Внутренняя Сакура уже растеклась довольной розовой лужицей на таком же воображаемом полу.
Учиха не затруднил себя ответом и лишь устало откинулся на подушки.
Сакура же поняла это совершенно по-другому. Она восприняла это скорее как приглашение, нежели чем игнорирование.
Девушка присела на край кровати и легко, по-кошачьи грациозно, передвинулась к раскинувшейся перед ней девушке. Достигнув уровня рубашки, она резко потянула концы в разные стороны, не утруждая себя длительным расстегиванием. Многочисленные пуговицы разлетелись по комнате. Выйдя из глубоких раздумий о вариантах кроваво-извращенной мести одного несуразного блондина, Саске удивленно уставился на девушку, не подозревая о существенных за такое короткое время сдвигах в ориентации Сакуры.
Не теряя времени, Харуно приблизила свое лицо к лицу брюнетки, обдавая пересохшие от жажды губы горячим дыханием:
– Саске-чан, проверим, нет ли у тебя жара… – мурлыкнула девушка с лихорадочным блеском в глазах, касаясь губами лба Учихи, спускаясь вниз и впиваясь долгожданным поцелуем в приоткрывшиеся от удивления губы Саске.
Что-либо сделать брюнетке помешал грохот отлетевшей к стене двери и радостный вскрик:
– Я раздобыл тебе еды, Сас…ке…
Отвлек Сакуру от процесса терзания ни в чем неповинных губ Учихи чей-то взгляд, прожигающий ее спину. Она медленно оторвалась от истязания брюнетки, обернулась и похолодела. На нее ненавидящим взглядом смотрел Узумаки, сжимающий побелевшими от напряжения руками ручки подноса.
Девушка хотела уже было что-то сказать на тему "Ой, как ты невовремя", но слова застряли у нее в горле. Казалось, еще мгновенье, и Узумаки выпустит к чертям всю свою чакру Девятихвостого, и ошметки Сакуры живописно украсят стены и потолок комнаты.
– Пошла вон. - сухие два слова, режущие по самому сердцу.
– Н-наруто?.. – Харуно упорно не узнавала добродушного и немного глупого блондина. Перед ней стоял сильный, самодостаточный, уверенный в себе ревнивец-собственник, на любимую вещь которого совершилось покушение. И его совершила она. Сейчас ей было по-настоящему страшно.
– Я сказал... Пошла вон!
Мгновенье – и Сакура почувствовала стальную руку, больно сжимающую ее тонкое запястье, резкий рывок, и вот она уже врезается спиной в прохладную стену коридора и сползает вниз, а перед ее широко распахнутыми глазами закрывается дверь гостиничного номера.
Учиха сидел на кровати с отвисшей челюстью и перемешанным чувствами обиды, удивления и разочарования в себе, оттого, что он раньше не раскрыл для себя такую приятную примечательную черту блондина, которая заметно бы ускорила процесс их отношений. В какой-то момент Саске испугался, что будет зверски удушен его недолюбовником и пока что еще даже не его парнем.
– Наруто? – деликатно позвал он, закономерно опасаясь, что сейчас на него обрушится гнев божий. Тем временем психующий блондин наконец посмотрел на искомую «любимую вещь», оскверненную прикосновениями Сакуры.
– И что это было, теме? – подрагивающим от едва сдерживаемого гнева голосом вопросил Узумаки, с оглушительным грохотом ставя на прикроватную тумбочку жалобно звякнувший поднос. Подпрыгнувшие чашки и тарелки чудом вернусь на свое место, не расплескав ни йоты принесенной пищи.
– А ты кто мне, что я обязан перед тобой отчитываться? Ты мой брат, мой родственник, мой муж, – на этом слове Учиха, судорожно перекрестившись, но мужественно продолжил дальше, – или ты мой возлюбленный? – с неподдельным изумлением в голосе ответил Саске.
– Я твой друг! – из последних сил оправдываясь, воскликнул блондин.
– Друзья в личную жизнь не лезут, – колко и зло заметила брюнетка.
– А я..! А я..! Самый…близкий друг! – эти слова прозвучали как из уст утопающего, хватающегося за соломинку.
– Самый близкий друг? – передразнил его Саске, – Самый близкий друг – это уже не друг, это любовник. Ты мой любовник, Наруто? – выразительно вздернув бровь, спросила брюнетка.
В ответ блондин замычал нечто не выразительно, пиная неповинную стену. Что же оставалось сделать Саске? Лишь добить Узумаки окончательно.
– Видимо некто забыл, что недавно трахнул меня? А, Наруто? Вот тебе еще один аргумент в мою пользу, – триумфально произнес Учиха, посылая переполненный собственного превосходства взгляд на парня.
– А этот некто помнит, что сам же меня и соблазнил? – негодуя, воскликнул блондин, обличительно тыкая в Саске пальцем. – И вообще… Ты кушать будешь? – как бы невзначай съехал с темы Наруто.
Словно в подтверждение его слов в животе Учихи громко заурчало, и брюнетка слабовольно покосилась на стоящий рядом поднос, непроизвольно облизываясь. Блондин добродушно улыбнулся, присаживаясь на кровать, рядом с ней.
– Покорми меня, а? – жалобно попросила девушка, часто моргая огромными черными глазами в обрамлении длинных ресниц.
Наруто сопротивляться не смог, да и не хотел, в общем-то. Взяв в руки онигири, он поднес ко рту Учихи, терпеливо дожидаясь, когда он откусит. Девушка осторожно откусила кусочек, как бы невзначай касаясь губами пальцев блондина, оставляя на них зерна риса. Оторопевший от таких действий, Наруто тупо наблюдал за тем, как, не торопясь, Учиха доедает онигири и начинает старательно слизывать с пальцев блондина остатки риса, целуя руку. Наруто почувствовал, что начинает возбуждаться. Не дав Узумаки осознать сей факт, она схватила его за кисть рукой, и резко потянула на себя.
Строить из себя недотрогу, который не может трахнуть своего лучшего друга, Наруто уже не стал. Ласково улыбнувшись девушке, он осторожно дотронулся кончиками пальцев до ее щеки, и, когда теплые пальцы проводили узоры по его губам, Саске вдруг ощутил себя хрупким, словно хрусталь, который боятся разбить. Уже закрывая глаза, девушка почувствовала горячее дыхание на своих губах и прикосновение чужих сухих губ. Крепкие руки обняли ее, внушая спокойствие и уверенность, что ее больше не отпустят, что все будет хорошо.
Наруто целовал нежно, вкладывая в поцелуи всю глубину своих чувств, но в тоже время страстно, показывая, как сильно он хотел Учиху все это время. Блондин, сам того не зная, касался всех струн души Саске, извлекая наверное самую прекрасную мелодию единения сущностей людей. Девушка активно отвечала на поцелуи, обвив руками шею парня, отчаянно прижимая его к себе, желая оказаться ближе к нему, погреться от тепла, которое волнами исходило от Узумаки. Сейчас Саске казалось, что жить без него просто невозможно и, отодвинувшись от него, он просто замерзнет, покрывшись корочкой льда.
Поцелуи становились все нетерпеливей, рука Наруто скользнула по спине девушки, и, остановившись на мгновенье перед застежкой, расстегнула лифчик. Учиха, удовлетворенно мурлыкнув, прикусил нижнюю губу блондина и принялся ее посасывать, запуская пальцы в золотые волосы парня.
На сей романтичной и трогательной ноте оставим наших любимых героев. Одно можем сказать точно: за эти два с половиной часа Учиха получил все, что так долго хотел. Однако это не значит, что на этом его фантазия закончится.
***
Кто-то может подумать, что произошедшее в пещере было всего лишь бредом Саске, вызванным реакцией организма Учихи на яд. Но, тем не менее, пещера эта существует, и все ее обитатели, сохранив в посмертии свое «я», решили коротать время вместе. Так они и сидели за общим столом, наблюдая за делами земными.
После ухода Саске застолье не прекратилось. Более того, оно возобновилось с удвоенным рвением. Вот только один из собутыльников впал в глубокую задумчивость, как будто принимая крайне важное решение, от которого может зависеть судьбы очень многих людей, но в данном случае этих самых людей было не так уж и много.
– Мадара-сан, мне кажется, или вас что-то гложет? – загадочно прошелестел Орочимару, глядя поверх стакана саке. – Не поделитесь?
Хмыкнув, Джирайя дополнил:
– Тем более обстановка располагает к откровениям… – поболтав бутылкой саке перед носом впавшего в прострацию древнего прародителя Учих.
В глазах Мадары блеснул огонек иронии, и губы искривились в почтительно-притворной улыбке:
– Зачем рассказывать содержание пьесы перед ее началом? Тем более, если до премьеры остались считанные минуты…
– Какая роль нам отведена в вашем спектакле, Учиха-сан? – заговорщицки подмигнул Йондайме.
– Вы будете простыми зрителями намечающейся трагикомедии, – скорбно оповестил их Мадара. – Но не печальтесь, вам обеспечены места в первом ряду.
– Похоже, я могу только посочувствовать своему глупому маленькому брату, – заметил Итачи, в голосе которого не было ни намека на сочувствие, ибо любимый братец получит по заслугам.
– Что ж, друзья мои, пришло мне время с вами раскланяться, – манерно улыбнулся Мадара и исчез с характерным пшиком.
– Мой бедный мальчик… – сокрушенно вздохнула Кушина, ибо ей было не все равно, как над ним будет издеваться старший Учиха.
***
Кьюби мирно дремал в клетке. Ему снился девятый сон, в котором он наконец сжигал печать и выбирался на свободу, дабы вправить одни очень надоевшие ему дебильные мозги в нужное русло, а затем особо садистским методом перебить последнего, но особо живучего наследника клана Учих, который умудрился перепортить ему неисчисляемое количество нервных клеток, и как результат - появление седых шерстинок в его шикарном рыжем мехе, которые он не переставал выдирать и сжигать, чтобы, не дай бог, никто не узнал, что у Великого и Непобедимого Кьюби появляется седина от выходок этой ничтожной парочки человечишек.
Его хрупкий неврастеничный сон прервало деликатное покашливание человека, стоявшего рядом с прутьями клетки. Лениво открыв глаз, Кьюби отметил, что человек был мал, нагл и громко кашлял. Мерзкая маска напоминала о минувших днях свободы, когда он бродил по земле в поисках разрушений. Как только эта мысль достигла древнего, едва тронутого цепкими ручонками склероза мозга, звериный взгляд Лиса стал тяжелым и непроницаемым.
– Что же понадобилось великому предателю из клана Учих в моей скромной и временной обители? – глухо зарычал Девятихвостый демон.
– Всего лишь предложить одну из главных ролей в спектакле, который я намереваюсь поставить, – почтительно изгибая бровь, ответил Мадара, раздвигая тонкие губы в вежливой улыбке.
– И тебе хватает наглости приходить ко мне и предлагать очередную безумную авантюру после того, как ты бросил меня на растерзание Йондайме?! – воскликнул Лис с нотками зарождающейся истерики. Было бы у него меньше выдержки, он бы стал заламывать лапки, но, так как на его веку была не одна тысяча лет, он успешно подавил этот порыв сущности.
– Никогда бы не подумал, что великий Девятихвостый Демон-Лис будет вести себя подобно стервозной жене бальзаковского возраста, брошенной мужем, променявшим ее на молоденькую любовницу, – равнодушно, с едва различимыми нотками удивления заметил Мадара, разглядывая взбешенную морду Кьюби.
– Не думал, что ты в своем Междумирье смотришь банальные мыльные оперы низменных людишек параллельных миров, – колко отозвался Лис, стоически пропуская мимо ушей сравнение со стервозной женой.
– Так ты тоже их смотришь? – с еще большим удивлением подметил Учиха. – Не думал, что у тебя в клетке их транслируют. Эх, далеко же зашла технология…
– Перестань ерничать, двуликий, наглый, лживый и подлый засранец! – взревел Кьюби, в очередной раз пробуя на прочность прутья клетки.
– О Ками-сама, сколько страсти в твоем голосе! – с патетическим надрывом провозгласил Мадара, пафосно прикладывая руку к сердцу и вознося глаза к несуществующему небу, – Возможно, я таки брошу любовницу и вернусь в твои пушистые и мягки объятия…
– Заткнись, безумец! – вспыхнув Демон, явно смутившись, ибо фантазией не был обделен, – Я конечно знал, что в тебе педофил процветает, но чтобы он ужился с зоофилом… Хм, это уникальный случай в истории, – язвительно прошипел Лис.
На что Мадара насмешливо фыркнул и ответил:
– Не волнуйся, дорогой, это не есть мой предел.
– Звучит как угроза, сладенький… – мстительно выплюнул Кьюби, демонстративно распушив свои девять хвостов. Мы не будем говорить недалекому демону, что в таком виде он стал похож на обросшего шерстью павлина, чего предусмотрительно не сказал и Учиха, ведь по сравнению со «стервозной женой» это сильнее ударит по самолюбию Лиса. Он всего лишь возрадовался в глубине души, что может постигнуть новую область извращений, ранее известную ему только в теории.
– Ну что ж, обменялись любезностями, а теперь перейдем к делу, – сбрасывая всю показную игривость, пафосность и лоск, сухим деловым тоном сказал Учиха.
– Утомил ты меня. Выслушаю твою очередную идею, безумец, – подвел итоги Кьюби, удобно умащиваясь на полу клетки и устраивая голову на передних лапах.

@темы: Яой, Фанфики, Стёб, Аниме, PG-13, PG, Naruto&Naruto Shippuden

Комментарии
2009-08-12 в 10:14 

Киска ня
Супер а прорда скоро)

2009-08-12 в 14:38 

Мой друг, никогда не грусти... (с)
Киска ня не могу сказать как скоро... Но мы работаем!))))

2009-11-06 в 19:00 

Ооо очень интересно и что же придложит Мадара?????? Я за проду!

URL
2009-12-28 в 00:47 

trinki
Поживём – увидим, доживём – узнаем... выживем - учтём.
Классный фик!!Когда прода???????7 Остановились на самом интересном!!!!! И вообще скажите сколько глав будет???

   

OOC фанфики

главная