18:05 

Hikaru no Go -"Сказка о том, как Сай из рода Фудзивара истину искал", R

Название: "Сказка о том, как Сай из рода Фудзивара истину искал".
Автор: Nairavel
Бета: Эйравито
Фандом: Hikaru no Go
Действующие лица: Сай, Хикару.
Ретинг: R
Жанр: Сказка, ООС, AU
Отказ: На мультяшек видов не имею, денег не надо, авторов уважаю. Образ Эйулалы принадлежит замечательному писателю Михаэлю Энде, я на него не претендую. Рисунки взяты из интернета, если вы узнали свою работу - пожалуйста, скажите мне и я укажу авторство, либо уберу картинку - на ваше усмотрение. Мне они просто очень понравились, и я их вставила в рассказ.
Предупреждение: В тексте есть картинки!
Саммари: Дорогу осилит идущий. Но идти бывает ой как непросто.
Статус: Закончено.









Давным-давно, когда земля была полна богатств несметных, моря казались безграничными, а в небесах обитали светлые духи, в одной далекой восточной стране жил Император. Был он не стар и не молод, не красив и не уродлив, много повидал на своем веку, но путь его был еще далек от конца. Император мудро правил своей страной, и подданные любили его. Каждое утро, когда вставало солнце, первые лучи проникали в покои государя – а надо сказать, что он жил в роскошном дворце - и, казалось, будто сам новый день приветствует своего доброго друга, желает ему удачи и благословляет на великие дела.
Когда же император уставал от великих дел, которые были для него обычными буднями – не то что у нас с вами! - то уходил гулять по саду, читал книги мудрецов или играл в Го со своими придворными. Немудрено, что многочисленная свита то и дело ссорилась, выясняя, кто же удостоится чести сыграть с самим владыкой; люди брали уроки, стремясь превзойти друг друга, тратили время и золото на постижение мастерства, но так как интерес их был корыстным и нечестным, ничего у них не получалось. Ведь придворные мужи хотели предстать перед Императором и поразить его своим старанием, чтоб тот щедро одарил их и пожаловал новый титул, а вовсе не ради красоты и любви к Го. Впрочем, это было на руку многочисленным учителям и сенсеям, которые зарабатывали на алчности и глупости дворцовых подхалимов, и так получилось, что у каждого придворного был уже свой наставник, а то и несколько; и все так или иначе приходились друг другу либо соперниками, либо учениками. Император был мудр и видел насквозь замыслы придворных хитрецов, поэтому лишь усмехался, глядя на глупую суету. Какой ему интерес играть в такие мелочные игры? Он желал постичь глубину, познать суть и насладиться красотой – поэтому искал себе достойного соперника.
Однажды знатный господин Фудзивара, бывший в одну пору советником у Императора, привел к нему своего юного сына, с детства игравшего в Го и имевшего к этому огромный талант. Государь согласился сыграть – он очень хотел выразить признательность Фудзиваре, ведь тот помогал ему мудрым советом и всегда был предан и благочестив. Стал Император играть с Саем – так звали мальчишку – и был настолько очарован его живостью, красотой и любовью к Го, что не захотел более отпускать его от себя. Сай поселился во дворце, и на зависть и удивление всем к двадцати годам стал Главным императорским Учителем Го.
Кто искренне восхищался мальчишкой, кто ненавидел – но не было человека, остававшегося равнодушным. Злые языки утверждали, что не мастерство и талант, а юное упругое тело стало причиной приближения Сая к Императору, однако вслух о таких вещах говорить было опасно, вот и ползли повсюду сплетни, как ядовитый туман, отравляя завистью сердца людей.
Сай был счастлив и - он и представить не мог, что Путь принесет ему столько радости. Однажды осенью, в пору, когда листья покрываются золотыми и багряными узорами, вода в озерах дышит туманом, а птицы с печальными криками собираются в стаи и улетают в далекие края, Сай прогуливался по вечернему саду, любуясь хрупким равновесием и гармонией природы. Он устремил взгляд вверх и увидел сияющую россыпь звезд в бархатной синеве, потом посмотрел под ноги – на ковер опавших листьев; рядом с ними поздние осенние цветы поспешно закрывали венчики, сберегая свои тайны от посторонних глаз, а впереди зеркальная гладь пруда соперничала по глубине с небосводом.
«Как прекрасен мир, в котором мы живем! Строгий и гармоничный, величественный и бесконечный, он отражается в каждой своей вещи. В человеке, в цветке, в игре…» - Подумал зачарованный красотой волшебной ночи юноша. – «И как хочется познать его во всей полноте, прикоснуться к Источнику, дающему начало мирозданию! А ведь если я буду постигать красоту мира играя в Го, то однажды узнаю Истину и стану величайшим из мастеров ». Сердце затрепетало в волнении, а на глазах выступили слезы, когда юноша подошел к воде, поднес руки к груди, и, глядя на отражение звезд, и тихо сказал:


- Я, Сай из рода Фудзивара, найду Истину и постигну Высшее Мастерство.



Наступила пора коротких и прохладных дней, природа словно погрузилась в дрёму, укутавшись тишиной – и шумные детские игры не могли разорвать пелену. Время шло, и с каждым днем преумножались мастерство и красота Сая, но вскоре над его безмятежной жизнью как черная грозовая туча нависла угроза. Замыслил один недобрый человек избавиться от мальчишки – своего соперника, и, понимая, что в честном поединке ему молодого сенсея не одолеть, пошел на хитрость.
И вот, в праздник, посвященный началу нового года, должен было состояться очень захватывающее, необычное состязание: императорскому Учителю бросил вызов первый придворный мастер Го. Посмотреть на поединок пришел и сам Владыка, но то, что случилось потом, оставило глубокий след печали в его душе.
Соперники сыграли почти половину партии, как внезапно поссорились, обвиняя друг друга в нечестной игре. Они как вздорные базарные торговки, начали выяснять отношения, не стыдясь ни благородных мужей, наблюдавших за игрой, ни самого Императора. Больно сжалось сердце Государя, когда он увидел недостойное и жалкое поведение Сая, и хоть и понимал, что мальчишка еще молод и неопытен в таких делах, да только не мог ничего поделать. Проступок должен быть наказан, и даже дружба не может пойти против закона. Тяжело было Императору обвинить Сая, но еще тяжелее - спасти его от расправы, положенной за подобную дерзость. И вот, рискуя обратить подданных против себя, Государь все же помиловал молодого мастера, заменив казнь изгнанием.

Для Сая наступили черные дни – под хохот и издевки придворных, под плач матери и хмурое молчание отца он покинул дворец, и, не помня себя от горя, направился к выходу из города. В один миг с вершины славы и блаженства он упал в черную пропасть отчаяния, покрыл свой род позором и предал Императора.
Юноша страдал, не находя себе места от терзавшей душу вины; он запинаясь брел по дороге, то всхлипывая и глотая слезы, то вдруг вспыхивая гневом и досадой на судьбу. На закате Сай достиг реки, служившей дальней границей столицы. И, не в силах справиться со своим горем, потеряв всякую надежду и поддавшись отчаянию, юноша бросился с моста в реку, решив, что жить ему дальше не зачем.
Глухой всплеск слился с шумом бурлившей в стремнине воды и стал последним свидетельством о том, что Сай из рода Фудзивара жил на белом свете.


***


Темно. Или светло? Или ни то и не другое?

Пустота, которая заполнена целиком? Полнота в которой ничего нет…
Покой пронизанный движением, которое движется сохраняя покой.
Странно. Но как будто, так и должно быть.

«Что это?»

Сай очнулся, пытаясь понять, где он находится. Точнее, он не проснулся, не открыл глаза – а словно бы вдруг осознал себя как отдельное существо, а не как часть этого загадочного мира. Мира, где нет дня и ночи, черного и белого, хорошего и плохого. Там есть все сразу, и в то же время ничего нет. Впрочем, времени там тоже нет.

«Где я как попал сюда?»

Ответом на вопрос стала вереница образов: ночь, река, невыносимая боль в груди, темнота.
Сай вспомнил, что случилось и окружающее его бесцветное пространство на миг ярко вспыхнуло.

«Я умер» - юноша констатировал факт равнодушно, не испытывая ровным счетом никаких чувств. – «Но что я делаю здесь?»
Вдруг в памяти Сая всплыли события, предшествовавшие его гибели: дворец, Император, изгнание…
Словно в ответ на эти воспоминания, пространство опять замелькало разными цветами, только теперь чуть больше, чем на одно мгновение.
Юноша застыл на месте. И первое его чувство – изумление - стало ключом, открывшим дверь всему остальному: на Сая хлынул целый поток впечатлений, образов, воспоминаний; и по мере того, как прояснялось прошлое, окружающий мир обретал очертания и проявлялся все ярче. Первое чувство родившегося человека – удивление. Первое чувство человека, попавшего на тот свет, видимо оно же.
«Забавно». – Вынес вердикт Сай. Он поднялся на ноги и осмотрелся.

Вокруг расстилалось поле: зеленые колосья светились мягким изумрудным светом, и хотя ветра не было совсем, по полю бежали волны, а травинки гнулись и касались друг друга. Прямо у ног юноши начиналась дорога – ровная и прямая, она устремлялась вдаль, туда, где на горизонте вздымались до небес сияющие снежные вершины. Позади… Что было позади, мы никогда не узнаем, потому, что по причинам, известным ему одному, Сай оглядывать не стал. Он просто молча ступил на дорогу, принимая ее появление как нечто должное, пожал плечами и зашагал вперед.
Однако через некоторое время он понял, что стоит на месте. Все то же поле, то же начало дорожки, и те же мелкие камушки тускло поблескивают на солнце, насмехаясь над окружающей их дорожной пылью.

«Почему я не двигаюсь?» - Сам себя спросил юноша и прибавил ходу. Он перешел на быстрый шаг, потом побежал, стараясь не смотреть по сторонам – видимо боялся увидеть, что топчется на месте. Он сосредоточился на дороге, и когда заметил, что все-таки движется, в сознании яркой вспышкой возникла мысль о том, что он мог что-то забыть в начале пути! Сай чуть не вскрикнул от испуга.
Что-то очень важное могло остаться позади, такое, ради которого пришлось бы ему возвращаться. Но так он никогда не доберется до гор…

А может это все просто страхи? Что он мог оставить – если ничего нет! И все же…

Терзаемый сомнениями, юноша сбавил темп и тут же заметил, как поле вокруг него отдаляется, и он сам стоя на месте, движется назад.

- Нет!! Не надо! – Воскликнул Сай и припустил по дороге со всех ног. – Я не хочу возвращаться…

Он снова бежал, отчаянно борясь с пространством, падал, больно обдирая колени и путаясь в своей неудобной одежде, но не продвигался ни на шаг.
Как будто бежать против течения посреди русла горной реки. Не то, что трудно – невозможно.

- Мне надо. Надо туда... – Жалобно всхлипнул Сай, когда вновь наступил на подол и растянулся в пыли. – Если я останусь здесь, то никогда, никогда не узнаю Истины и не постигну Высшего мастерства…
Юноша обхватил голову руками и сжался в комочек, сходя с ума от отчаяния.



- Может быть, хватит уже реветь? - раздался прямо над ухом глубокий, красивый голос.

Сай вздрогнул от неожиданности и принялся озираться вокруг, пытаясь понять, кто с ним говорит, но увидел лишь привычные зеленые колосья, камешки на дороге, да синее небо, с безразличием взиравшее на землю своей холодной глубиной.

- Кто ты? Где я? Что…- Из юноши посыпались вопросы, как зерно из дырявого мешка. Голос не ответил.



- Эй! Не молчи!!

Тишина.
Юноша нахмурился. Едва он успел обрадоваться, что не один в этом странном мире, как снова наступило разочарование. Ну и ладно, может, померещилось…

- Ничего подобного. – Возразил голос. – Я здесь.

- Так почему молчишь? – Заорал Сай, сжимая кулаки. – Я же с тобой разговариваю.

- Эй!!

И вновь безмолвие долины словно насмехается над ним…
«Бред». – Подумал молодой человек и вздохнул. Он совсем ничего не понимает. Может быть, сошел с ума? Что же делать дальше – он не может сдвинуться с места, но точно знает, что надо идти. Неужели, это наказание за грехи: видеть путь, но быть не в силах одолеть его…

- Ты так думаешь? - Голос теперь звучал с другой стороны, и, как показалось Саю, в нем была скрыта издевка.

- Да, я так думаю. – Насупился юноша. – Мне надо вперед, к горам, за горизонт, а я топчусь на одном месте.

- Тогда, может быть, встанешь на ноги и посмотришь еще раз? Если ты на коленях и уткнулся носом в землю, глупо думать, что видишь всё.


Сай утер слезы, поднял голову и обомлел: прямо перед ним расстилались величественные склоны предгорий, покрытые цветущими лугами. Поле осталось где то позади, а дорога уперлась в небольшой ручей. Юноша, не веря своим глазам, взирал на то, как глубокие ущелья рассекают зеленые холмы, подобно гигантским зарубкам на древесной коре. Над ними клубится туман, скрадывая рокот бурлящих на дне потоков. Вдалеке зелень лугов перемежается серыми пятнами отвесных скал, которые чем выше, тем больше теснят растения со своих склонов; а в вышине, где находят пристанище оторвавшиеся от своих собратьев одинокие облака, серые скалистые склоны бессильно отступают перед белым безмолвием снегов.

Красота и величие гор были невероятны, и Сай потрясенно молчал, любуясь открывшимся перед ним пейзажем.

- Ты достиг того, чего хотел? - задумчиво поинтересовался голос, и юноша вздрогнул от неожиданности.

- Я не знаю… Теперь я хочу идти дальше.

- Так иди. Только не забывай, зачем и куда ты идешь, а то снова окажешься в самом начале.

- Хорошо. – Ответил Сай. Он начал понимать, почему так долго не мог преодолеть и десяти шагов, а потом в один миг оказался за многие лиги от прежнего места: конечно! В пути должна быть цель, а пока ее нет – то нет и движения к ней.
«Все оказалось так просто. Но куда же двигаться дальше? Эх, неплохо бы сейчас успокоить мысли и волнения, присесть в тени и отдохнуть, поиграть в Го…». Юноша вздохнул – тут нет ни души, за исключением невидимого собеседника, который тут же исчезает, стоит лишь спросить его, кто он такой…


- Эй, голос. Ты умеешь играть в Го? - Вяло спросил молодой человек, разглядывая свои руки. «Когда-то они каждый день наслаждались прикосновением к черным и белым камням, к теплому гладкому дереву гобана… Будто много лет прошло, или даже десятилетий, с тех пор, как я играл последний раз, - с тоской подумал Сай. – а вроде только вчера утопился. Как же хочется снова сыграть, а не с кем».

- Умею, причем не хуже тебя. – Вдруг сказал Голос, и юноша едва не присел от неожиданности.

- Правда!? - Вскричал он и захлопал в ладоши. Сердце вдруг неистово забилось от восторга. – Давай сыграем. Мысленно! Ну же! Отвечай!!

Но таинственный собеседник опять замолчал, и через некоторое время неистовый восторг Сая сменился разочарованием, а потом и вовсе досадой.

«Наврал, наверное, что умеет играть». - Хмуро заключил молодой человек, поправил складки на одежде и побрел по дорожке: что ж, поиграть не получилось – надо идти дальше. Авось и встретит людей в этом странном мире, возьмет и научит их Го и утолит свою жажду играть. Без всякого там Голоса.

- Осторожнее, этот камень шатается! – Прозвучало над ухом, и юноша едва не свалился в воду на самой середине ручья. Еле удержав равновесие, он выскочил на берег:

- Ты что, хотел меня утопить? – Возмущенно воскликнул он.

- Для этого моя помощь не нужна, ты прекрасно справился и сам. – Ледяным тоном парировал Голос, и Сай готов был поклясться, что в этих словах прозвенел гнев. Как будто Голос сердился, что юноша свел счеты с жизнью… Впрочем, не важно.

- Почему ты исчезаешь?

- Такого не может быть. Я всегда рядом с тобой.

- Но ведь несколько раз ты куда-то пропадал! Я же помню. – Сай выглядел немного растерянно. – Ты не отвечал мне.

- Отвечал. – Голос перестал гневаться и звучал теперь мягко и ровно.

- Но я не слышал! – Воскликнул юноша.

- Это другое дело. Я здесь ни при чем.



Повисла тишина – странная, звенящая, казалось, что от нее даже больно ушам.
Молодой человек пытался понять, к чему клонит Голос, но тут ему пояснили.

- Неужели ты не понял, что ничего не слышишь, когда теряешь покой внутри себя? Я отвечаю тебе, но твои неистовые мысли и чувства подобно мути в воде, не дают тебе видеть …

«Похоже на правду». – Неожиданно легко согласился Сай и повеселел:

- Так сыграем в Го?

- Давай.




Стало темно, и перед юношей появился гобан с двумя чашами, излучавшими мягкое сияние. Сай даже не стал удивляться, лишь обрадовался и сел, наслаждаясь приятным предвкушением игры.

Они начали. Голос говорил, и камни возникали сами собой на соответствующих местах, а юноша с огромным удовольствием перебирал их в чаше и со звонким щелчком ставил на доску. Он играл черными. Потом – белыми. Потом снова черными, и вновь белыми. Цвета чередовались, и вскоре отпала необходимость в нигири – постоянство, с которым игрокам доставались те или другие камни, уже не подлежало сомнению.
Голос играл с Саем на равных, иногда уступая, иногда одерживая верх. Так бы, наверное, юноша мог играть с самим собой. Но это было очень интересно, и Сай совсем позабыл о том, что он когда-то вышел в Путь, стремясь к далекой и высокой цели.


***


Сколько времени пролетело с того момента, как Сай сел за гобан со своим таинственным собеседником, не знает никто. Миг, час, год, а может вечность?
В этом загадочном мире не было Времени: ни прошлого, ни настоящего, ни будущего, а как такое возможно – нам трудно понять.
Одно можно сказать: тысячи партий были сыграны; неведомо, сколько раз черные и белые сменили друг друга, как Сай, наконец, опомнился.

- Мы что, будем до бесконечности играть с тобой? - Спросил он. А Голос ответил – загадкой, как обычно:

- Все зависит от тебя, Сай.

- Откуда ты знаешь мое имя?!

- Я знаю о тебе больше, чем ты сам.

- Тогда, может скажешь, что дальше? – Осторожно поинтересовался юноша, внутренне готовясь к отказу.

- Ты, кажется, собирался постичь Истину… - Тактично намекнул Голос. – Так действуй!

- Но с чего мне начать, скажи?

Повисла пауза, Сай замер, ожидая ответа.

- Хорошо, ответь мне на один вопрос: тебе не надоело играть в Го?

- Нет! Что ты, Го не может мне надоесть! Я хочу наслаждаться им вечно, - Воскликнул молодой человек, и добавил чуть тише:

- Я собираюсь стать величайшим из мастером.

- Тогда пошли. – Сказал голос, и все снова погрузилось во тьму.






***
На берегу моря на большом сером валуне сидел смуглый мальчик и задумчиво глядел вдаль. Ветер перебирал его длинные черные волосы, а соленые брызги приятно холодили ступни. Мальчик недавно убежал из селения, где взрослые собирали очередной урожай фруктов, готовясь к предстоящему празднику. Ему совсем не хотелось участвовать во всем этом, поэтому тайно улизнув из-под присмотра родни, парень пришел в свое потайное местечко, о котором никому никогда не рассказывал. Отвесные скалы защищали небольшой грот от ветров и посторонних взглядов, мягкий белый песок днем нагревался на солнце так, что в нем можно было запечь яйцо, а ночью медленно отдавал тепло соленому морскому воздуху.
На островах, затерянных в бескрайнем океане, не бывает сумерек: едва солнце опускается за горизонт, как ночь накидывает на землю непроницаемое покрывало, и если не успеешь разжечь костер, то пространство тут же наполнится таинственными звуками, нагоняющими страх и сулящими беду. Хищники прячутся в зарослях, а из морских глубин поднимаются чудовища, и горе тому, кто окажется беззащитен перед ними.
Но боги хранят жителей деревни, в незапамятные времена они сжалились над людьми и дали им огонь - тот, что прогоняет мрак и бережет покой, тот, что стал символом благоволения духов и покорности людей. И теперь каждую ночь женщины раздувают угли в очагах, прося у своих покровителей защиты и спокойного сна. А раз в году люди устраивают пышное праздник: они поют и танцуют, восхваляют и славят богов, совершают жертвоприношения и любят друг друга.
Мальчик грустно покачал головой. Он хотел, чтоб сегодняшний день длился как можно дольше, чтоб солнце никогда не закатилось за горизонт, так и оставаясь высоко надо головой и заливая море и сушу своими пронзительными лучами.
Солнце – это удивительная часть мироздания. Оно единственное может устрашить тьму, и как люди разжигают огонь на земле, так и солнце каждое утро разгорается в небесах, чтоб изгнать мрак и дать дорогу новому дню. К солнцу тянутся растения, ища у него поддержки и защиты, и человек в этом подобен обитателям растительного царства. А как прекрасен рассвет над океаном! В темноте ночи горизонт начинает светиться призрачным светом, все замирает вокруг, стихает, и в волшебном безмолвии небо расчерчивают первые лучи, а за ними и весь огненный диск поднимается над водой, заливая водную гладь своим сиянием.
Но смуглого мальчика не радовала эта красота. Он не хотел ни ночи, ни следующего дня, он вообще не желал ничего, кроме как остановить движение времени: не дать наступить вечеру, не позволить солнцу закатиться за горизонт. И хотя все равно настанет новый день, мальчик понимал: он сам этого рассвета уже не увидит.


- Как красиво… Какой чудесный мальчик…

-Тихо. Не шуми.

Мальчишка взял в руки тростниковую флейту, поднес к губам и начал играть: робкие нежные трели как капли дождя закружились вокруг него, заводя чарующий хоровод, в который вплетались все новые и новые звуки, складываясь в трогательную мелодию – легкую, как дрожащее пламя свечи, и столь же глубокую и чарующую.

- Вот это да! – Восхищенно выдохнул Сай, подходя ближе. – Да он играет лучше меня.

- Еще бы. – Хмыкнул Голос. – Можешь приблизиться, тебя никто не видит.


Юноша скользнул на камень и устроился рядом с мальчишкой – при желании он мог бы коснуться его рукой. А тот продолжал играть, наполняя окружающий мир чудесными звуками, словно разговаривая с ним посредством созвучий и трелей.

Сай сидел притихший, наслаждаясь мелодией – он в жизни не слышал ничего более прекрасного. Но вдруг мальчишка вскрикнул, выронил флейту и с ужасом посмотрел вдаль: огромный оранжевый солнечный диск нависал над горизонтом, с каждой минутой склоняясь все ниже и ниже.
Юноша удивленно и растерянно воззрился на парнишку, а тот повернулся и побрел прочь, как будто бы даже тихонько всхлипывая и дрожа.


- Жаль, что он ушел. У него необыкновенный талант! – Сказал Сай, задумчиво глядя на то место, где только что сидел мальчишка.

- Да. – Согласился голос. – Он научился слышать звучание мира: голоса облаков, песни океана и шепот травы, и теперь может говорить с ними на одном языке, воплощая чувства в мелодию.

- Как это чудесно. – Юноша явно был растроган. – Надеюсь, его ждет большое будущее!

- Он станет великим музыкантом. - Ответил Голос едва слышно, и, как показалось Саю, печально.




Они посидели еще немного, любуясь закатом, а потом юноша спросил:


- Ты это хотел мне показать, да? Мы пришли, чтоб услышать, как мальчик волшебно играет на флейте?

- Идем в деревню. – Нехотя протянул Голос. - Скоро там начнется праздник.





В селении повсюду горели огни, дома были украшены гирляндами из цветов и пучками колосьев. Люди, одетые в яркие легкие одежды, радостно сновали между деревьев с корзинами фруктов, связками рыбы, какими-то пестрыми лентами и охапками хвороста. Он были возбуждены и как будто бы чуточку одержимы – впрочем, такое встречается на любых праздниках. Сай поначалу с интересом разглядывал всех, засыпая Голос вопросами, потом ему это наскучило, и он равнодушно взирал на пляски и торжества, как в кресле, сидя на макушке невысокой пальмы. Наконец, оживление и напряжение достигли своего апогея, и в центре площадки появился тот самый мальчик, что играл на флейте. Сай оживился и принялся наблюдать за происходящим – интересно, что будут делать люди?
А люди тем временем схватили мальчишку и потащили его к торчащему посреди площади большому, похожему на палец, камню. Это уже было как-то не очень весело, и юноша напрягся, силясь понять, что происходит. И тут он увидел, что на земле у камня сложены охапки хвороста и поленьев, и страшная догадка осенила его.

- Они, что... Что они хотят сделать с ним? – Почти закричал Сай, не веря своим глазам.

- Этот мальчик - жертва богам. – Ответил Голос.

- Нет! Немыслимо! – Юноша вдруг понял, что любит маленького музыканта всем своим сердцем, и разум отказывается принимать столь ужасную участь.

- Этот народ поклоняется богам, даровавшим людям спасительный огонь. – Ровно продолжил рассказывать Голос. – И теперь раз в году на празднике, посвященном плодородию и сбору урожая экке, люди совершают жертвоприношение, отдавая богам одного из своих детей. Этого мальчика с самого детства готовили к почетной миссии жертвы, он рос и знал, что придет день, когда он должен будет доставить послание духам и умереть. Сай, этот ребенок каждый свой день жил с мыслью, что не доживет до своего пятнадцатилетия. Участь его была предрешена с самого начала, она неотвратима и неизбежна.

- О, небо… - Простонал юноша. – Но неужели его родители допустят…

- Его родители играют в этом ритуале главную роль. Взгляни.


Бледного, перепуганного мальчишку тем временем крепко привязали к камню, а двое – мужчина и женщина – приблизились к нему и стали натирать маслом, затем вплели в волосы большие оранжевые цветы и, поклонившись, отступили назад.

- Это его отец и мать. – Равнодушно уточнил Голос, чем поверг Сая в ступор.

- Нет! Остановите это! – Закричал юноша, спрыгивая с пальмы и подбегая к каменному пальцу. – Отпустите его! Не смейте…

Он встал на пути у старика, несшего зажженный факел, но тот прошел сквозь него, ничего не заметив.

«Они не видят меня… Я.. Я не могу ничего сделать!» - В отчаянии Сай был готов упасть на колени и сам умолять Небеса, богов, чертей и всех на свете, чтоб они прекратили весь этот кошмар.


Мальчишка, до этого пребывавший в состоянии, похожем на опьянение, наконец, ожил и забился в путах, широко раскрытыми глазами взирая на приближающийся к нему факел.

- Прекрати это, я знаю, ты же можешь остановить их!! – Взмолился Сай, обращаясь к Голосу, однако тот кратко ответил:

- Не могу.

- Но ты же говорил, что парень будет великим музыкантом?!!

- Он будет великим музыкантом. – Сказал Голос и умолк, перестав разговаривать с едва не бившимся в истерике Саем.



Праздник достиг своей кульминации. Люди словно впали в безумие – они носились по площади, пели и плясали, воздевали руки к небу и обнимали друг друга. А Сай, упав на колени, зажимал уши ладонями, чтоб только не слышать неистового рева пламени и звенящих, заглушающий шум «веселья» криков обезумевшего от боли мальчишки.






Темно. Опять темно. Ничего удивительного, ведь в начале всегда темно. «Причем тут начало?»

- Эй, ты. – Голос Сая звенел от негодования. – Зачем ты притащил меня туда? Зачем заставил смотреть на все это? Отвечай!!!

Тишина…

- Ладно. – Юноша попытался взять себя в руки. Через некоторое время ему это удалось, и он спросил:

- Ты хотел мне показать жестокую расправу над тем мальчиком, я понял. Но почему? Почему же люди так жестоки, скажи мне…

- А что тебя смущает? – Вопросом на вопрос ответил Голос.

- Но ведь... Это же ужасно – убить столь юное создание! Ему бы еще жить да жить…

- Странно слышать это из твоих уст.

- Почему это? - Удивленно воскликнул молодой человек.

- Фудзивара но Сай, ты - самоубийца. Вот почему.



Слова застыли в горле, юноша замер, как громом пораженный, а Голос безжалостно продолжил:

- Ничего не стоят твои слова о чужой жизни, когда ты с такой легкостью расстался со своей собственной! Мальчишка тот был обречен и участь его неизбежна, а ведь больше всего на свете он хотел жить! А ты…

- Замолчи!

- Ну уж нет! Ты распоряжался величайшим даром Творца – собственной жизнью, как одной из своих заколок: захотел, и вышвырнул прочь. Да еще и из-за такой глупости: проигрыша и позора. Ничто на свете, ничто - не стоит жизни человека. Вместо того чтоб быть благодарным Небу, за то, что Император помиловал тебя, ты пошел и утопился. Дурак, а мечтаешь о Высшем Мастерстве!


Голос звенел от гнева, и все пространство вибрировало в унисон с ним. Сай потрясенно молчал, осознав наконец, что он натворил. Как невыносимо видеть, как отнимают жизнь у других – и так легко отнять ее у себя. А ведь это еще страшнее: ведь человек отдает себя смерти по собственной воле…

«Как я смогу жить с этим?» - Вдруг подумал юноша. Теперь, когда он понял многое, груз вины перед самим собой навалился на него, пригвоздив к земле.

- Успокойся. – Голос чуть смягчился, видимо оттого, что слова уже достигли сердца Сая. – Все можно исправить.

- Да?

- Да. Хочешь сыграть? – Вновь из ниоткуда возник гобан и камни. Голос решил сменить гнев на милость.

- Нет. Не хочу.


Это было что-то новенькое: Сай не хочет играть. Но Голос и не настаивал. Он умолк, предоставляя юноше возможность разобраться со своими мыслями и чувствами.

***


Время быстро летит в мире людей: сменяются династии правителей, границы государств и судьбы целых народов. Но все это лишь мелкая рябь в безбрежном океане жизни.


- Сай. – Голос возник из тишины, вырвав юношу из мира грез. – Идем, я кое-что тебе покажу.

- Опять?! - Молодой человек вспомнил, как Голос уже однажды сводил его посмотреть на «кое-что». После этого Сай чуть не лишился рассудка. Казалось, это было так давно…

- На этот раз будет не страшно. – Усмехнулся Голос, уловив замешательство юноши. – Смотри.





На берегу широкой полноводной реки расположился большой каменный город. Узкие улочки причудливо изгибаясь тянутся во все стороны, на площадях попадаются либо храмы с остроконечными шпилями, либо шумные рынки; двухэтажные домишки ютятся друг к другу, почти касаясь соседей обшарпанными боками, а в центре, гордо сверкая часами на башне, высится ратуша. Город живет своей обычной жизнью – большой муравейник, где каждый вечно торопится по своим делам, словно боясь, что скоро исчезнет, так и не закончив начатое.
В огромном величественном соборе подле одного из образов стоит девушка: она скромно прижимает руки к груди, но взор ее устремлен не на лик святого. Она с и слезами радости взирает на молодого человека, сидящего за органом, а он услаждает слух возлюбленной музыкой дивной красоты. Прекрасная мелодия посвящена Богу – так думают все остальные. Но молодой человек знает – божественна для него лишь улыбка его суженной, и весь мир – это синева ее глаз... Величественные гармонии сочетаются с ажурным переплетением отдельных голосов, и кажется, будто Небо спустилось на грешную землю – так прекрасна музыка, которую создает юноша.
Сай с трепетом вслушивается, расположившись на самом удобном, по его мнению, месте – на небольшой кафедре, откуда святые отцы читают свои проповеди.
От волнующих слух созвучий по коже бегут мурашки, а сердце радостно замирает в груди. Прекрасное, восхитительное чувство…

- Видишь, Сай. – Голос говорит тихо, будто боясь нарушить восхитительную гармонию. – Он все-таки стал великим музыкантом…



***




Ход белых. Они теснят черных по всем углам, остается только жалкий участок в центре, а по сторонам идет жаркая схватка. У противника явное преимущество, но юноша будет бороться до последнего – каждая партия неповторима, и даже если впереди еще будут сотни и тысячи игр, он насладится всеми и каждой из них. В этом смысл – не в победе, а в молчаливом диалоге соперников. И победа в плоской, бесцветной игре стоит куда меньше, чем поражение в блестящем поединке…

Уступить сильному противнику – это не значит проиграть. Проиграть – это отказаться от своего совершенствования.

- Ты учишься, Сай. – Сказал голос, закончив очередную партию. – Становишься другим. Это хорошо.

Юноша заулыбался, услышав похвалу. У него было радостное настроение: ведь увидев, как сложилась судьба мальчишки-островитянина, он понял одну важную вещь: человеку для развития дана целая вечность, и только от него зависит, какой будет результат. Однако ж, кое-что оставалось непонятным.

- Скажи, а почему расправа было столь жестокой? Почему мальчишка не дожил до глубокой старости, не умер, чтоб потом возродиться снова?

Голос помолчал некоторое время, а потом выложил на гобане три черных камня и один белый.

- Что это, Сай?

- Атари.

- То есть…

- Следующий ход черных убьет белый камень.

- А может ли быть иначе? – Голос словно испытывал юношу, ожидая ответа на вопрос.

- Нет. Не знаю, наверное. Ход черных вот сюда будет закономерным следствием ошибок белых.

- Вот ты и ответил на свой вопрос. – Засмеялся Голос, и, глядя на озадаченного молодого человека, добавил:

- Все, что происходит с нами в настоящем, есть результат наших действий в прошлом. За ошибки рано или поздно приходится платить, а за правильные поступки получать дары.

- Ты хочешь сказать, что мальчишка все это заслужил? То есть та страшная участь была лишь закономерным результатом его прошлых ошибок? Но он ведь еще маленький – как такой ребенок мог что-то натворить?

- Он не такой уж и безобидный, как тебе кажется, Сай. У этого человека большая сила, и если от того, куда он ее приложит, зависит его дальнейшая судьба. – Голос помолчал, а потом продолжил:

- Он вложил свой талант в творчество и стал великим музыкантом. А прежде, сила его служила разрушению: он был воином, и сам убивал других – без надобности, лишь из жажды наживы и славы. За это следующая его жизнь закончилась так рано - страданиями человек искупил вину…

-Вот как. – Протянул юноша, задумавшись. – Непрерывная цепь причин и следствий это и есть существование человека? В этом и заключается смысл жизни? Скажи!?

- Я не знаю. – Ответил голос. – На такой вопрос ответить может только Эйулала, наверное…

- Кто?

- Неважно. Давай лучше еще сыграем.




***

Мало по малу Сай из рода Фудзивары постигал мастерство игры в Го, а заодно и учился мудрости благодаря своему таинственному собеседнику. Он не знал, кому принадлежит Голос, и не задумывался об этом – какая разница, если он торчит в этом непонятном Мире-без-Времени, где больше нет никого, кроме них двоих. Голос устраивал иногда экскурсии в мир живых людей, и Сай все чаще и чаще задумывался о том, как он скучает по нему. Он многое узнал и понял, прошлое предстало перед ним как на ладони, настоящее тоже не вызывало сомнений, а вот будущее… Будущего своего юноша никак не мог предвидеть, как бы ни пытался. Постепенно желание Сая попасть к людям стало навязчивой идеей: он загорелся стремлением вернуться к жизни, чтобы играть в Го – ведь теперь он может стать настоящим мастером!

Несколько раз молодой человек пытался заговорить об этом с Голосом, но тот неизменно отвечал одно:

- Еще не пришло время. Жди.

И Сай ждал, все больше терзаясь и мучаясь, пока в один прекрасный момент не принял твердого решения вернуться в мир людей.

«Я найду туда дорогу, чего бы мне это ни стоило!» - Мысленно поклялся юноша и погрозил кулаком невидимке. – «Я буду играть в Го с людьми».


Внезапно яркий свет ослепил глаза, и Сай зажмурился. Где-то совсем рядом раздались голоса: новые, как будто детские – такие переливчатые и живые, не то что уже порядком надоевший его таинственный собеседник.

- Смотри, гобан! Как здорово.

- Он пыльный, надо протереть… Я принесу воды, подожди меня здесь, Торадзиро!




***

Несколько десятков лет пролетели как один миг; словно вихрь они закружили и сплели в заколдованный круг судьбы и события, принесли в жизнь многих людей целые вереницы перемен, а потом вдруг распались, растворились как дым, и исчезли, оставив лишь след в сердцах людей и сухих летописях истории.
Столько всего случилось за это время! Наверное, если бы вам было интересно услышать, то пришлось сидеть несколько дней и ночей, внимая рассказу – так насыщен и красочен был бы он. Однако для Сая теперь это не имело значения: он снова вернулся в Мир-без-времени-и-смысла, как он сам его называл. И после яркой, живой и бурной жизни попасть в свою загадочную тюрьму было намного больнее и мучительнее, чем тогда, когда он пришел сюда в первый раз...

Голос не появлялся довольно долго, но однажды он просто возник в голове Сая – непринужденно поинтересовавшись, как дела? Причем спросил это так, как будто ничего особенного не произошло. Сай разозлился – ему стало ужасно обидно и досадно, что он оказался в ловушке, из которой не видит выхода. И надо ли говорить, что все мысли юноши теперь сводились к одному: как бы вернуться на землю, чтобы снова играть в Го. А еще ему не давала покоя таинственная Эйулала. Голос сказал, что она может ответить на те вопросы, которые не по силам даже ему. «Значит, - подумал Сай, - она может сказать мне, как выбраться из этого заколдованного мира». Однако никакие расспросы, мольбы и угрозы не подействовали, и юноша так ничего и не добился от своего невидимого собеседника. На все вопросы про Эйулалу он просто не отвечал.

Шло время, которое Сай коротал, играя в Го. Теперь его уже не устраивала возможность жить только ради игры - он этого отведал сполна. Теперь ему хотелось играть в Го с людьми, общаться с людьми, дружить с ними и быть рядом. Юноша скучал по Торадзиро, тосковал по тому времени, когда они были вместе…

Однажды он задумался, где сейчас душа его друга? Ведь она покинула тело, но не появилась там, где обитал Сай. И не только она – куда же деваются все души после того, как расстанутся с телом?

Простое любопытство постепенно сменилось обеспокоенностью, из нее потом выросли сомнения, и наконец, Сай впал в панику, придя к мысли, что круговорот жизни совершается где-то в другом месте, а он торчит тут в проклятом Мире-без-смысла один уже несколько веков, и так до сих пор и не получил возможности нового воплощения. Это было большое потрясение – впервые, наверное, за время своего существования, молодой человек понял, что такое отчаяние. Настоящее отчаяние, когда ты понимаешь, что обречен на вечное одиночество и ожидание, которое не принесет ничего. Что там проигрыш и ссора с императором, что там присутствие на казни, что там страх погибнуть! За смертью будет новая жизнь, потом следующая и следующая – бесконечная дорога человека в мироздании…

А что же случилось с ним? Почему он выпал из Времени, оказался на обочине, и лишь изредка, со стороны может увидеть мир людей?

Сай терзал Голос расспросами, ломал голову, но так и не мог ничего понять. Он начал сходить с ума от отчаяния и страха; осознание собственной участи вечно болтаться здесь - убивало всякую надежду. Существование мало по малу превратилось в пытку, которая становилась все мучительнее и страшнее с каждым днем. Хотя, здесь не было дней. Здесь не было ничего.

Однажды Голос, сжалившись над Саем, сказал ему:

- Ты так лишишься рассудка, пытаясь понять непонятное и объять необъятное. Будь осторожен.

- А что же мне делать? – Воскликнул Сай и заплакал. У него уже не было сил выносить ужасные муки и терзания своей души.

- Эйулала бы, наверное, сказала так:

«Когда ты шагаешь вперед по Пути,
В сердце сумеешь разгадку найти
».


- Как это понимать? – Сай задрожал от нахлынувшего на него возбуждения. – Объясни!

- Ну, уж нет. – Голос явно не намеревался продолжать разговор. – Имеющий уши да услышит.


И стал юноша ломать голову над новой задачкой, не находя себе покоя. Он вновь и вновь перебирал слова, и отдельно, и складывая вместе, но как бы ни старался – он не мог разгадать загадку Эйулалы.
«Да кто ж она такая?» - С досадой подумал Сай, влепляя камень в пересечение линий на гобане. – "Она знает все, и говорит стихами? Я больше не могу..."



***


«Что я сделал, где допустил ошибку?»
Юноша вглядывался в лежащие камни, пытаясь понять, почему он проиграл Голосу. «Надо восстановить ход игры с самого начала. Тогда я пойму, какой шаг был сделан в неверном направлении...»

- Да!! Точно!

Внезапно вскочив, молодой человек закружился в дикой пляске, отдаленно напоминавшей смесь вальса и бега в мешках.

- Я понял, понял!! – Ликовал он. - Ответ на вопрос лежит где то в моем же Пути, и надо оглянуться назад и найти причину, по которой я оказался здесь. Да!!

Когда Сай успокоился, Голос заговорил с ним:

- Любое знание нужно заслужить. К знанию нужно быть готовым, чтоб суметь принять его. Именно поэтому человеку не открываются вселенские тайны, поэтому люди бывают невеждами, и поэтому постичь Истину может лишь тот, кто постоянно идет к ней, совершенствуя мастерство и укрепляя дух. Ведь для слабого многие знания могут оказаться запредельными. Но человек никогда не получит того, что ему не под силу – таков один из законов этого мира, и он хранит его от дураков, невежд и малодушных.


- Так значит, я неспроста так долго мучился, и теперь заслужил то, что ты мне расскажешь, наконец? – Спросил юноша.

- Да. Ты решил загадку Эйулалы. Я скажу тебе, где ты допустил ошибку на Пути.

Сай взволнованно заломил руки – долгожданное спасение, за которым жизнь! Настоящая, живая жизнь. Вдруг он вспомнил, что эмоции мешают ему слышать Голос, и если он сейчас упустит эти драгоценные слова, то второго шанса у него не будет. И как бы ни было страшно, волнительно и трудно, Сай решительно отбросил прочь все свои мысли, успокоился и стал прислушиваться.

Голос удовлетворенно заметил:

- Молодец, теперь ты владеешь своими чувствами, не позволяя им затуманить сознание и управлять тобой. Это пригодится тебе в будущем.

Сай благодарно кивнул, а Голос продолжил.

- Скажи мне, когда начались перемены в твоей жизни?

- Когда я попал во дворец Императора.

- Тогда ты дал себе одно обещание. Помнишь?

- Ээ…

- Что ж, я освежу твою память. Одной чудесной осенней ночью ты любовался отражением звездного неба в зеркальной глади пруда. Ты услышал Тишину и увидел гармонию мира...

- И сказал: «Я, Сай из рода Фудзивара, найду Истину и постигну Высшее Мастерство». – Закончил юноша.


Воцарилось молчание, которое спустя некоторое время нарушил Голос:

- Ты принял решение двинуться в Путь. С того момента все обстоятельства твоей жизни стали условиями именно этого пути.

- Значит... – Сай не находил слов от волнения. - Значит, я здесь оказался из-за тех слов? И все что со мной случилось после и случается до сих пор – это и есть Путь к Высшему Мастерству?!

- Да.

- Так значит, я не ошибся? И я все же иду вперед, иду к своей цели? О, небеса… - Прошептал юноша, чувствуя, как душа наполняется теплом и светом надежды.






Свет. Яркий свет и голоса: девочки и мальчика.

- Что это? Похоже на доску для Го. Смотри!

- Где? Что?

- На ней какие-то пятна…

- Я не ничего не вижу.

- Да вот же они!

- Здесь ничего нет, Шиндо.


«Я тебе покажу –«ничего нет» - подумал Сай и тихо спросил:

- Эй, ты слышишь мой голос?




***


О том, как Фудзивара Сай познакомился с Шиндо Хикару, талантливым семейством Тойя, и многими другими людьми из современного мира Го рассказывает совсем другая история, и мы не станем ее повторять – вы ведь и сами прекрасно всё помните, не так ли?
Императорский учитель Го пришел в мир людей спустя тысячу лет после своей жизни, поселившись в сердце мальчишки. Он прожужжал все уши своему хозяину и ученику о том, как надо играть в эту прекрасную игру и о том, как он сам хочет этим заняться. Он сражался с хулиганами и болванами руками Шиндо, разнося в пух и прах самоуверенных начинающих наглецов и лучших профессионалов мира Го. Он изменил жизнь множества людей, хотя никто его так не видел. Ну, почти никто: ведь, имеющий глаза да увидит.
Он подружился с Хикару, полюбил Акиру и восхищался Мейдзином Тойей – и даже сыграл с ним блестящую, лучшую в своей жизни игру. Он стал другом, братом, наставником, соперником, великим мастером и мечтой…

Но так и не стал человеком.

Ради чего было нужно все то, что он пережил? Зачем все эти встречи и истории, когда он не может даже взять в руку камни или потрепать Хикару по щеке? Это ведь не настоящая жизнь…

«Зачем?»



«Мне нужна вечность». - Думает Сай, глядя на спящего Хикару. – «А вечность – это когда ты рядом с тем, кого любишь…»


Если бы Шиндо проснулся, то подумал бы, что в комнату залетели светлячки. Но он спал – крепко и безмятежно. Потому что то, что произошло с его другом, не предназначалось для чужих глаз. Это была тайна, принадлежавшая лишь только одному Саю…





***

Светлячки… Маленькие огоньки кружатся вокруг, то угасая, то ярко вспыхивая: они исполняют волшебный танец звезд, спустившихся с небес, озаряя своим мягким сияньем красивое лицо юноши. Сай стоит посреди белоснежной пустыни - обнаженный, босой - его ступни утопают в мягком снегу, но он совсем не чувствует холода. Только ощущение ровной, легкой радости наполняет душу, и предвкушение чего-то нового и важного приятно волнует его сердце.

Серебристый свет разливается над пустыней, заставляя снег искриться и переливаться всеми цветами радуги. Сай ждет.
Так он стоит долго-долго, а потом начинает прислушиваться: где-то вдали звучит песня. Она постепенно приближается, переливаясь, словно ручеек: чистый и ясный голос, высокий, как голос ребенка, поет ее, напоминая звон маленьких хрустальных колокольчиков. И вслед за песней оживает белое безмолвие пустыни.


Ты добрался сюда и не сбился с пути,
Пришло время награду тебе получить…


Сай улыбнулся и тихо спросил:

- Кто ты?

- Кто ты? – Отозвалось эхо…

-Ты слышишь меня?

- Слышишь меня…



Если хочешь ты мальчик со мной говорить,
Ты в песню вплетай свое слово как нить.
Постарайся красиво о важном сказать -
Эйулале иначе тебя не понять…



«Вот почему ты говоришь стихами!» - Подумал Сай и опустил взгляд. Он вспомнил, как давным-давно разговаривал с Голосом, и он загадал ему загадку, которая состояла из рифмованных строчек. Тогда юноша страстно желал узнать, кто такая Эйулала, что знает ответ на все вопросы.
Теперь он пришел к ней. Она здесь: перед ним, вокруг него - но надо еще научиться говорить с ней. Пришлось немного подумать, а потом Сай спросил:

Расскажи мне, пожалуйста,
Кто ты и что ты?
Голос, живущий в глуши пустоты.



Прозвучало не очень складно, но песня оживилась и радостно зазвучала прямо над ухом:


О, вот и услышала голос я твой,
Теперь побеседуем, юный герой.
Кто знал обо мне – тот сквозь все времена
Несет в своем сердце мои имена;
Нет смысла искать, но возможно найти,
Да только далёко придется идти:
Сквозь страх и сомнения, всегда и везде.
Но если сумел - то я рада тебе!
Спешу видеть гостя, лечу издали,
Спускаюсь с небес, и расту из земли.
Время любит меня и не чинит преград,
Я хранитель и страж многочисленных врат,
Берегу их от зла, от страданий и лжи…




- Ну так кто ты, ответь, я прошу! Расскажи…


Сай улыбнулся и подумал, что стихи сочинять – это не так уж сложно. Особенно если делать это вместе с кем-то. Тут Голос отдалился от юноши, будто его спугнули, а потом приблизился вновь и сказал:

Кто явился сюда, чтобы Тайну познать,
Не пристало спешить и других подгонять.
Неумение ждать навредить может нам
Впрочем, знаешь ты это прекрасно и сам.



Голос взмыл ввысь, напевая какую-то мелодию – он даже когда не говорил слов, все равно не умолкал ни на миг. Сай виновато опустил голову и стал ждать. Песня кружилась высоко над головой, тот отдаляясь, то приближаясь - голос как будто бы потерял интерес к своему собеседнику. Вдруг снова послышались слова, сначала тихо, а потом все громче и громче, и вскоре голос с новой силой зазвучал над безмолвной снежной пустыней, заставляя душу замирать в восхищении.



Время пришло дать ответ на вопрос,
Что в своем сердце ко мне ты принес,
Награду ведь я обещала.
Вечности зов и времен глубина,
Я голос Безмолвия, я – Тишина.
И имя мое – Эйулала.



Сай поднял взгляд к небесам и протянул руки в направлении, откуда звучала Песня:

- Я так рад, что нашел тебя! – Воскликнул он, но вспомнил, что так его Голос Тишины не понимает, и задумался над рифмами. Он многое хотел спросить, но не решался, опасаясь, что Эйулала может рассердиться и исчезнуть.


Скажи, мне, Безмолвие, где ты живешь?


А голос пропел:

Ты в сердце своем Эйулалу найдешь.



Сказав это, песня полетела вперед, словно маня юношу за собой. И он пошел, мягко ступая по хрустящему снегу. Он хотел спросить, кто был тот невидимый собеседник, с которым он разговаривал тысячу лет, и что это был за Мир-без-времени. И почему он пришел в мир людей без тела, и как ему снова увидеть Шиндо Хикару? Последний вопрос Сай считал самым важным – и очень хотел получить ответ, ведь он полюбил мальчишку всем сердцем, и больше всего на свете хотел бы быть рядом с ним. Но что сказать Эйулале?
Однако Голос Тишины не стал дожидаться, пока человек догонит его. Он вернулся сам. И Юноша тут же воскликнул:


Хочу я друзей своих вновь повстречать.
Куда мне идти и с чего начинать?


А Эйулала отозвалась:

О, Сай, должен сам ты свой шаг осознать.
Но прежде не тот, что с собою зовет,
а то, что тебя к нашей встрече привел.


Юноша опустил взгляд – он не понял этих слов. Оглянуться на то, что позади? Но там он оставил близких сердцу людей и теперь грустит из-за этого.
Надо же, как меняется отношение! Когда то он считал, что смысл жизни – это игра в Го. И если бы мог, то спросил у Тишины, как ему постичь Высшее мастерство. Теперь же он стоит перед Эйулалой и думает лишь о том, как ему снова увидеть Хикару. И если он сможет вновь встретиться со своим другом – то будет счастлив., а Го… С Го он разберется и сам.
Голос вдруг устремился вдаль, и Сай побежал за ним. Песня причудливо петляла над пустыней, а юноша мчался за ней со всех ног, оставляя следы на пушистом снегу. Задыхаясь, он крикнул:

Не понял я смысла, Безмолвье, прости.
Скажи, как любовь я смогу обрести?


И Эйулала тут же отозвалась откудо-то издалека:

Довольно и встречи одной для того,
Чтоб ты не забыл никогда никого.
Ведь в мире нет вещи, что будет прочней
Чем связь двух людей по свободе своей.
Ни день им не станет преградой, ни ночь;
Разлукам любви не дано превозмочь.
Так стало в начале по воле Творца,
И замыслу Неба не будет конца…


Тут Песня словно запнулась, а потом зазвучала вновь – нежно и ласково кружась вокруг Сая:

Поверь же в мечты и услышь Тишину,
Тебе она тайну раскроет одну:
От матери дочь или сын от отца –
Влюбленные рядом родятся сердца!


-Что? – Юноша удивленно захлопал ресницами, крутя головой, как будто пытался увидеть свою собеседницу. А она звучала прямо над темечком Сая, специально отклоняясь то в одну, то в другую сторону – так, чтоб юноша не мог понять, откуда звучит Голос. Теперь он стал печальным и тихим:


Сбываются грезы всегда и мечты,
Но люди не видят такой простоты.
И вновь в каждой жизни, опять и опять
Себя заставляют жестоко страдать…



«Так значит, мы встретимся с Хикару когда-нибудь? И не узнаем друг друга? И будем страдать, не видя счастья у себя под носом?»– Подумал Сай, потом решительно тряхнул головой и пропел:

Я справлюсь, сумею все тайны постичь,
И дружбу навеки в себе сохранить.
Ты сердце наполнила светом любви:
Я верю в Пути. Покажи, где они!




И тут вдруг случилось нечто неожиданное. Эйулала стала звучать совсем тихо – так, что даже среди вечного безмолвия Саю пришлось напрягать слух, чтоб уловить Песню, а еще в ней больше не было слов: только разные трели, похожие на звучание флейты и колокольчиков одновременно. Зато вдали показалось слабое сияние – и юноша понял, что ему надо идти именно туда. Он зашагал сначала медленно, потом все быстрее, потом побежал, чувствуя, что этот огонь горит сейчас для него, как маяк, указывая дорогу в ночи. Песня летела рядом с ним, то почки касаясь, то взмывая ввысь. Она словно сопровождала, присматривала, чтоб ее собеседник не сбился с пути.


Таинственное свечение приближалось, и вскоре Сай увидел, что это врата, невесть откуда возникшие посреди снежной пустыни: они то и переливались всеми цветами радуги, являя собой зрелище невиданной красоты. Юноша подбежал совсем близко, и когда до Врат осталось несколько шагов, створки их вдруг распахнулись и за ними Сай увидел звездное небо. Он не стал останавливаться, только воскликнул:

Спасибо что все рассказала
Ты мне Тишина-Эйулала…


А затем проскользнул между сверкающих створок и прыгнул в неизвестность. Впрочем, неизвестность оказалась обычным небосводом, усыпанным звездами.


Юношу захлестнуло чувство невыносимого блаженства, счастья; он летел и не понимал, как очутился здесь. Все было удивительным и прекрасным, и Сай восхищенно взирал по сторонам. Он уже забыл, откуда пришел и зачем, забыл свое имя – все это казалось таким неважным. Он взглянул вниз и там увидел еще одно чудо – огромную голубую планету, окутанную мягким свечением. Не успев что-либо подумать, он стремительно кинулся к ней, и в этот миг из его памяти исчезли последние воспоминания.




***


- Хикару! Смотри, там звездопад. – Ласково прошептал женский голос. – Как красиво.

- Делать тебе, что ли нечего было? – Пробурчал молодой человек, слезая с девушки. Он был весь мокрый, а из окна дуло, поэтому совсем не хотелось идти и смотреть, что там творится на улице.

- Говорят, когда звезды падают, это новые жизни приходят в наш мир. – Прошептала девочка, едва не пустив слезу от умиления. Они с Шиндо поженились всего месяц назад, поэтому все свободное время – как и положено – проводили в постели. Это было так здорово!

- Романтические бредни. – Презрительно фыркнул юноша и пояснил с умным видом:

- Космический мусор сгорает в верхних слоях атмосферы.

- Дурачок! – Девушка запустила подушкой в мужа. – А вдруг, среди этих звезд есть тот, кого ты ждешь?





@темы: Hikaru no go, Аниме, Арт, Фанфики

Комментарии
2009-03-28 в 18:18 

Vibrant Amoeba
Амеба устроена очень просто: у нее много ног и она ходит куда хочет. ©
Сай тут придурок, но такой замечательный)

2009-03-28 в 18:20 

Inserta Ыыы, да он и в аниме придурок.
а так хочется его нормального.

2009-03-28 в 18:21 

Vibrant Amoeba
Амеба устроена очень просто: у нее много ног и она ходит куда хочет. ©
Nairavel

но именно такого придурка все и любят...:hmm:
как говориться, согласен и на психа, лишь бы был.

2009-03-28 в 18:25 

Inserta не, я хочу соблазнительного сая.

2009-12-07 в 16:30 

люди я всас непонимаю помне так сай вполне возможный персонаж и не придурок он к примеру в го любой кто из вас писал даже парня из кружка необыграет ...для этого нужна невероятноя память, терпение ,логическое мышление , еслибы я также в чёмто приуспивал ябы стримился к этому также как сай .а придуки только вы !!! сая придумывали глядя не на вас тупых ослов а на виликих людей посвятивших жизьнь и отдавших за своё дело ..... беситтт

URL
2009-12-07 в 16:32 

извиняюсь из за своего вскипания написал с ошипками но суть дела вы понели надеюсь

URL
2009-12-13 в 15:56 

Камрад, не кипишуйте. Это общество ООС фанфиков, ежли че. Знаем, че такое ООС, али нет?
Блин, обожаю этих лающих невидимок Х) Вот уж точно - дать по морде и в кусты! А слабо зарегиться и повторить, а?

   

OOC фанфики

главная