Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:21 

Приятные последствия неумелой мести. Глава 5

Мой друг, никогда не грусти... (с)
Название: Приятные последствия неумелой мести.
Глава №: 5
Фендом: Naruto.
Автор: Узумаки Наруко, Yonmey.
Бета: EnjoyMyDeath
Пейринг: Саске/Наруто, Лейко/Сакура Йондайме/Саске *да, да, именно так*
Рейтинг: NC-17.
Жанр: humor, romance, slash, action.
Статус: в процессе.
Дисклеймер: вражеские шиноби, Киоко-химэ полностью принадлежит авторам. А в остальном, все Кишимото.
Саммари: ...и попался доблестным шиноби Конохским вражеский шиноби и его предсмертная техника, опробованная на Его Гениальности Учихе Саске... И оказалось, что у этого шиноби такое же черное чувство юмора, но все же...
Предупреждение: OOC частичный, то бишь старались без него, но возможны непроизвольные отклонения от характеров.
Размещение: где угодно, но с шапкой, ссылкой на источник и предупреждением обоих авторов.
Контактная информация: gerona66@mail.ru, stihiaria@gmail.com

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4



– Ока-сан!!! – надрывный всхлип раздался в комнате.

Свернувшийся калачиком у кровати на полу Наруто моментально проснулся и кинулся к плачущей во сне девочке. Все-таки рефлексы шиноби – хорошая вещь.

Химэ плакала и стонала во сне, что-то неразборчиво бормоча себе под нос. Она металась по кровати, путаясь в одеяле. Подушки были разбросаны, простынь смята в сплошной комок.

– Мамочка!!! – крикнула девочка и по ее щекам вновь потекли горячие слезы.

– Тише-тише, Киоко! Проснись... Это всего лишь сон... – Наруто начал легонько трясти девочку.

Она спросонья инстинктивно потянулась к источнику тепла, так как ей стало холодно и страшно.

– Э-э-э... – Узумаки бережно обнял девочку за плечи и тихо проговорил, – Успокойся... Почему ты плачешь? Что произошло?

– Мне... Мне приснился кошмар... – запинаясь и всхлипывая, сбивчиво говорила девочка.

– Киоко, кошмары никогда не сбываются... – беззаботно затараторил Узумаки, но был резко перебит.

– Мой кошмар уже сбылся! – зашипела девочка, отталкивая удивленного парня. – Дурак! – она отвернулась от него. Ее плечи были сгорблены, голова поникла. У Наруто от вида малышки защемило сердце. Но сказать он ей ничего не мог.

– Ложись спать, Киоко. Сейчас, наверное, только 5 утра. Отдохни. Нам предстоит тяжелый день... – блондин уложил девочку на кровать и накрыл ее одеялом.

– А ты?.. – испуганно посмотрела она на Узумаки, сжимая его руку своей маленькой ладошкой.

– А я буду рядом, Киоко... – он лег на подушку и погладил девочку по голове. – Спи, маленькая принцесса...

Не прошло и пяти минут, как химэ уснула. Следом за ней уснул и Наруто...

***

Ранее утро в доме Учихи Саске состояло из таких особенностей.

Во-первых, игнор брюнета и его активное подражание айсбергу по отношению к Узумаки. Во-вторых, угрюмое матерно-молчаливое шараханье от Учихи со стороны Наруто. И, в-третьих, ехидные, по-детски наивные комментарии от Киоко.

– Решите вы, наконец – ссоритесь или... любитесь! Достали уже! – не выдержала девушка, ощущая эту мрачную атмосферу за обеденным столом.

– Одно другому не мешает, – невозмутимо ответил Учиха, – А «любится», – он язвительно выделил это слово, – можно и в промежутках.

– Саске-теме! – заголосил Узумаки, смешно зарумянившись, словно красна девица на выданье, – Какого хрена ты ребенка этому учишь?! – парень метнул гневный взгляд на хихикающую девочку. – А ты прекрати смеяться и ешь, давай!

Киоко-химэ подняла свои ясные и далеко не невинные очи на блондина:

– Просто вы вчера так стонали, что, наверное, даже в резиденции Хокаге было слышно!

– Ах ты, мелкая пакость! – заорал блондин, срываясь со стула, на котором сидел, и припустился за улепетывающей вокруг стола девочкой.

До поры до времени, терпевший этот шум Учиха вдруг гаркнул:

– Стоять! – затем спокойно, словно отдавая приказы подчиненным, заговорил: – Сели. Начали есть. Молча.

Как бы ни было это странным, но две блондинистые бестии подчинились; вероятно, уж слишком грозно выглядел Учиха.

– Эмм... Ано, нэ, Саске? Подай, пожалуйста, соль? – улыбаясь, попросил Наруто, с надеждой смотря то на хмурую мину брюнета, то на соль, стоящую рядом с Учихой.

Парень с угрожающим грохотом поставил перед Наруто баночку с солью, не смотря на блондина.

– Э-э-э... Ано, нэ, Саске?.. А вон там, рядом с тобой стоит перец... Подай, нэ?

То же самое повторилось и с перцем, но с еще более угрожающим грохотом.

Спустя три минуты:

– Ано, нэ...

– Задрал, Узумаки! – рявкнул Учиха, подрываясь со стула и грохнув ладонями по столу. – Сам возьми! – завершающе прошипел брюнет.

– Но я всего лишь хотел сказать, что ты замечательно готовишь... – обиженно пробормотал блондин. – Спасибо, все было очень вкусно...

Недоверчивый колкий взгляд из-под челки был адресован Наруто, туда же было послано брошенное сквозь зубы:

– Пожалуйста.

– Нервный ты какой-то стал, – не раздумывая, брякнул Наруто, и это стало его ошибкой. Фатальной.

На миг на кухне стало угрожающе тихо. Затем раздался взбешенный рык Учихи, после чего в блондина без лишних разговоров полетел стул, потом в ход пошли столовые приборы. Когда же брюнету надоело забрасывать Наруто всяким хламом, Саске в завершении сказал:

– Нервным я стал?! А из-за кого, по-твоему, кретин?!

– Саске? – испуганно пролепетал Наруто, прячась за перевернутым во время вражеской атаки столом, в поверхность которого, вместо тушки блондина, было вонзено сразу пять ножей, загнанных почти по рукоятку и десять вилок, коими любезно располагала кухня Учихи. Брошенный стул тоскливо лежал рядом, выставляя на всеобщее обозрение сломанную ножку. Куда делся обломок, история умалчивает. Юная химэ опасливо выглядывала из-за дверей, ведущих на кухню. На полу в живописном беспорядке были разбросаны осколки тарелок с остатками еды, которые блондин просто скинул на пол, когда переворачивал стол, в качестве щита.

Учиха взвыл от неконтролируемой ярости и схватился за первый попавшийся предмет и, не раздумывая, запустил его в Узумаки. Этим предметом оказался помидор, так обожаемый потомком древнего клана. Томат, к огромному разочарованию, в цель не попал, так как в этот самый момент проворный блондин отклонился и на белоснежной стене остался «кровавый» след нещадно убиенного овоща.

Такого издевательства над своей кухней Саске еще не видел. Брюнет зарычал, походя на рассвирепевшего волка, которого заяц решился укусить за хвост, а морковку засунуть ему в задницу. Но добил его почти невинный вопрос:

- Нэ, Саске, а может у тебя ПМС? Ну, месячные скоро... – задумчиво протянул Узумаки, высовывая полосатую мордочку из-за стола.

Такую нечеловеческую ярость брюнет еще никогда не испытывал. В глазах непроизвольно начали зажигаться шаринганы – свидетель чудовищной бури. Еще миг, – и Учиха сидел сверху блондина и самозабвенно душил оного.

– Умри, Итачи, – прорычал Саске видимо по глубокой привычке и тут же исправился, – Тьфу, Наруто!

Эту милую картину, так похожую на известную нам сцену удушения Дездемоны ревнивым Отелло, авторства В. Шекспира, прервало появление Какаши, которое произошло, как всегда вовремя.

Сын Белого Клыка ничем не выдал своего изумления увиденным, впрочем, как и всегда:

– К десяти часам приходите к воротам деревни. Там вас будет ждать Сакура. Ее Хокаге-сама отправила с вами.

При упоминании имени девушки, глаза блондина заблестели, а на губах появилась глупая улыбка:

– Сакура-чан?..

Реакция же Учихи была полностью противоположной. Он в еще большей ярости, хотя, казалось, что предел уже достигнут, сдавил шею Узумаки, от чего Наруто зашипел и неестественно посинел.

– Саске, ты бы отпустил Наруто, иначе задушишь в порыве страсти, – равнодушно заметил Хатаке. Все-таки он хорошо знал своих учеников, ведь предсказание об убиении сбылось. Завершив свою миссию, Копирующий ниндзя испарился с поля боя.

– Отпусти... Учиха... – прохрипел Наруто, вцепившись в напряженные руки брюнета. – Больно...

Саске вздрогнул, словно возвращаясь в сей бренный мир и отпустил несчастную шею блондина. Затем обладатель шарингана поднялся и, ни слова не говоря, покинул разгромленную кухню.

– И чего это с ним? – удивленно, сиплым голосом спросил Наруто самого себя, придерживая рукой шею. - Как с цепи сорвался.

– Все-таки я не ошибалась, когда назвала тебя идиотом... – глубокомысленно изрекла Киоко.

– Нани?!!



***

Десять часов утра. Ворота Конохи, у которых стоят Наруто и Сакура. Поскольку Узумаки с собой не носит двойной комплект одежды или хотя бы еще одну майку, ему пришлось забежать домой. Поэтому он договорился с Учихой, что тот приведет химэ к вратам вовремя.

И вот Саске идет к воротам. Его взору предстала картина мило беседующих Харуно и некого полосатого блондина, что есть нонсенс, но такова реальность. Саске посмотрел только на мило щебечущую Харуно, на лицо же Наруто он не обратил никакого внимания, а стоило бы...

– Представляешь, Наруто! Я вчера зашла к Тсунаде-сама в кабинет, и... Я увидела Саске в таких сексуальных шортиках! – воодушевленно вещала она, размахивая руками.

– Хай, хай, Сакура-чан... – уныло кивнул Наруто, потерянно смотря на девушку.

Брюнет не торопясь, подошел к ним, Сакура была настолько увлечена описыванием всех прелестей Учихи, что даже не заметила его самого. А вот Узумаки наверное впервые в жизни был так рад приходу этого хмурого парня. Поскольку восхваление Саске и шортиков порознь да вместе пошло уже по третьему кругу...

– Привет, Саске! Чего так долго, тебаё?! – заголосил радостный блондин, подбегая к Учихе с Киоко.

– А это еще что за розоволосая выдра плоскогрудая? – не размениваясь на «здрасьте», едко поинтересовалась химэ.

– А это, химэ-сама, предмет обожания этого блондинистого кретина, – в тон девочке прокомментировал Учиха.

У Наруто и Сакуры одновременно отвисли челюсти. Только если Наруто был просто в шоке от такого обращения Учихи к Харуно, то сама девушка уже метала из глаз молнии и просто посинела от злобы.

– Теме... – прорычал блондин.

– Чего тебе, усуратонкачи? – холодно поинтересовался Учиха, но, не дав парню ответить, продолжил: – И раз уж все в сборе выступаем.

– Конечно, Саске-кун! – прощебетала моментально отошедшая и радостная Сакура. – Идем, Наруто!

Они не спеша покинули деревню, махнув на прощанье джоунинам у врат.

– О чем вы так живо говорили до нашего прихода? – как бы невзначай спросил брюнет надувшегося Узумаки.

Наруто мигом забыл про свою обиду и начал безудержно ржать:

– О тебе... – сквозь смех выдал он. – И о твоих ШОРТИКАХ!!!

Саске ехидно ухмыльнулся, словно говоря: все я о тебе знаю даже о том, о чем ты сам не подозреваешь. Просто он вспомнил слова Пятой о том, что блондину очень понравился наряд Учихи. Но он не догадался, что Хокаге просто решила над ним зло подшутить...

– Так ты теперь все время будешь парнем? – посерьезнев, спросил носитель Кьюби.

Обладатель шарингана резко помрачнел, вспомнив условия снятия техники, и неопределенно пожал плечами.

– Так да или нет? – настойчиво спросил Узумаки, – Ано, нэ, ответь! Датте ба....

– Нет, – словно не хотя, но все же четко ответил Учиха и помрачнел еще больше.

На лице Узумаки появилась ехиднейшая и, в тоже время довольная лыба. Он наклонился к его уху и прошептал:

– Не забывай, Саске, ты мне задницу должен... – сказав это, он схватил на руки Киоко-химэ и, запрыгнув на дерево, помчался вперед.

– Вот сволочь... – пробормотал брюнет и нагнал удаляющуюся фигуру, пока она не затерялась впереди.

Но не успел Саске вдоволь поматерить блондина как следует его, уже настигла вездесущая Сакура. Девушка обворожительно улыбалась, томно сверкая изумрудными глазами.

– Саске-кун, – промурлыкала девушка, подстраиваясь под скорость брюнета. – А чего это ты такой грустный?

Когда сегодня утром Харуно Сакура собиралась утром на миссию, она постаралась, как могла, и облачилась в самый сексуальный наряд: черно-красный топ и откровенно короткая юбка, притягивающая взор и внимание мужчин. Но, увы, в их широких рядах не было Учихи Саске.

Все ее усилия пропали даром. Мысли брюнета занимал совсем другой человек...

– Достала, – видно на чистом автомате сказал Учиха, даже не повернув головы в сторону Сакуры.

– Саске-кун?! – жалобно воскликнула девушка, потрясенно расширяя глаза. – Почему ты такой грубый?

Харуно обиженно поджала наведенные розовым блеском губы. Брюнет никак не отреагировал на обиду девушки и поравнялся с Узумаки, который нес химэ уже за спиной.

– Нэ, Киоко-чан, ты сегодня какая-то молчаливая. Что случилось с тобой, датте байё? – обеспокоенно спросил блондин, слегка поворачивая голову в сторону девочки.

– Ничего, – хмуро буркнула девочка, отворачиваясь.

Тут Учиха насторожился, слегка замедлил ход, а затем и вовсе остановился. Присутствие троих шиноби явно чувствовалось, но дальше на грани ощущений мелькала еще одна, мягко говоря, неслабая чакра.

– А вот и гости, датте байё! – предвкушая, цокнул языком Наруто, опуская химэ на землю, – Не отходи от меня ни на шаг!

Девочка моментально подчинилась, резко бледнея.

– Каге-Буншин-но-Дзюцу! – сложил печати Узумаки и поляну заполнили его извечные копии. Зашелестел куст, и рядом с Саске появилась Сакура. На лице у девушки было хищное выражение лица, что говорило о том, что эти несчастные шиноби вряд ли доживут до сегодняшнего вечера. Она нарочно медленно и небрежно натягивала на тонкие женские ручки черные боевые перчатки. Наруто и Саске понимающе перегнулись и удрученно вздохнули: Тцунаде постаралась на славу в обучении свей последовательницы.

– Выходите, датте байё! – сложив руки рупором, прокричали Узумаки.

«Гости» не заставили себе долго ждать и двое появились на поляне пред очами шиноби Конохи. Учиха, напрягая все доступные ему чувства, пытался найти четвертого, но враг как сквозь землю провалился. Для всех, кроме блондина, осталось незамеченным напряжение Саске, для этого нужно очень и очень хорошо знать и понимать Учиху. Сакура озадаченно закусила алую губку, оглядывая двух врагов.

Одним своим видом появившиеся внушали впечатление очень сильных противников. Первому парню было на вид лет семнадцать. Его правую щеку пересекал рваный грубый шрам, который обезображивал его лицо. Длинные волосы врага были собраны в высокий хвост какой-то темной заколкой. Глаза парня были непроницаемы, словно два осколка обсидиана, которые, казалось, поглощали свет. Его губы пересекала жесткая безжалостная усмешка, которая не предвещала ничего хорошего. Он был молод, холоден и без намека на сочувствие. Не нужно быть особо тонким психологом, чтобы заметить это. Просто в одном его остром, словно клинок взгляде можно было прочесть презрение и ненависть ко всему живому.

Второй же был полной его противоположностью. По одному его внешнему виду можно было сказать, что он хиппи. Эдакий представитель мужского пола, который любит природу и мир во всем мире. Его длинные волосы были заплетены дредами, которые покачивались под порывами легкомысленного ветерка, расчесывающего изумрудную поляну. На шее висела целая гроздь разных амулетов и подвесок, которая переливалась всеми цветами радуги. На нем были просторные широкие светло-голубые джинсовые штаны, в отличие от первого парня, который был в приталенной черной одежде. Просторная белая туника хиппи нисколько не стесняла движений. Бирюзовые глаза смотрели с всепоглощающей любовью к миру и легкой лукавостью. От этого слегка безумного взгляда по спине Узумаки прошелся рой мурашек.

Третей же была, как ни странно, девушка, которая чем-то отстраненно напоминала первого парня. Ее тонкая и изящная фигура была затянута черной с синим переливом кожей. Шейку обхватывал ошейник с длинными шипами. Ее длинные гладкие волосы, цвета воронового крыла свободно ниспадали на плечи, доставая до поясницы. В руках она держала плеть, которую нетерпеливо теребила, всем своим видом жаждая сражения. Она была дерзко красива. У нее была своя мрачная и хищная красота, которая завораживала, заставляя любоваться собой. Сакура раздраженно цыкнула, испытывая непреодолимое желание смешать личико брюнетки с грязью.

И тут Саске таки узрел причину своего главного беспокойства. Впереди троицы, в клубах молочно-белого дыма появилась еще одна гостья. Неизвестно почему, Учиха почувствовал острый укол беспокойства куда-то в район сердца. Он напряженно рассматривал девушку и приходил к одной весьма нехорошей мысли, что...

– Киоко... – пораженно промолвил парень, оглядываясь на побледневшую, как полотно девочку.

Полные губы гостьи сложились в милую безэмоциональную улыбку. В светло-серых глазах плескалось невыразимое чувство всепоглощающего спокойствия и силы. Такие глаза бывают только у человека, который повидал на своей жизни все, который хладнокровно вонзал меч в грудь, как врага, так и друга. Это были глаза убийцы, которому не страшно в этом мире ничего и даже если по окончании своей жизни он отправится в Ад на самые жестокие пытки, ему будет все равно. Глядя в эти чуть раскосые мудрые глаза, становилось по-настоящему жутко. В довершении дивной картины, у девушки было худощавое подтянутое тело, что свидетельствовало ее недюжинной физической силе и превосходном обладании оружия, которое двумя парными рапирами висело у нее за спиной. На ней был походной комбинезон, который приходился как раз под стать ее идеальным формам. Пушистые длинные светлые волосы были собраны двумя хвостами и перевязаны кожаными ремешками. Тонкие черты лица, полные губы, длинные стрелочки ресниц, легкая россыпь веснушек на белоснежной коже...

– Сестра!.. – всхлипнула Киоко, которую начала бить истерика. Она прижала руки к губам, отчаянно стараясь не проронить свои стенания.

Учиха мысленно чертыхнулся, убеждаясь в своих догадках: «Только этого еще не хватало!»

– Ну, здравствуй, Киоко-химе... – растягивая гласные, что выдавало ее королевское воспитание, промолвила девушка спокойным голосом, оценивающе разглядывая как сестру, так и блондина, закрывающего ее своим мужественным телом. – Я смотрю, ты нисколько не повзрослела. А я ведь предупреждала тебя, что когда-нибудь наша встреча состоится...

– Лейта... – судорожно втянула воздух Киоко, пятясь от Наруто назад.
Учиха гневно сузил глаза. "Никто не имеет права ТАК смотреть на Узумаки кроме меня!" - подбадривая ярость, билась мысль. Если она сделает еще одно не верное движение... Он растерзает ее на куски, забыв даже про катану. Саске решил было вмешаться, но тут новоприбывшая сделала свой опрометчивый ход.

– Хммм... Впрочем, пока что ты мне не интересна... – плавными, грациозными шагами она начал приближаться к застывшему в напряжении Узумаки. Остановившись подле него, девушка, плотоядно улыбнувшись, стремительно подалась вперед, лизнув блондина в губы. – Мммм... Вкусный... – в глазах заплясали шальные искорки.

Наруто просто дар речи от такой наглости потерял. Его хватило лишь на то, чтобы стремительно покраснеть и беззвучно открыть рот, словно рыба, выброшенная на берег. Киоко кинулась напрямую к Сакуре, которая тут же, крепко прижала ее к себе, готовясь защищать девочку даже ценой своей жизни. Она же шиноби. Задание, есть задание...

От такой выходки у, и так слегка неадекватного Учихи, вовсе начало подрывать крышу. "Мое! Как она посмела! Убью!" - такие нехитрые мысли крутились не только у него в голосе, но и явственно отражались на лице.

– [зацензуренно]. Отойди от него, - холодом резанул слух его голос.

– Оу, какой ревнивый... – издевательски протянула Лейта и нарочито медленно провела языком по шее Узумаки, наблюдая за реакцией Саске.

Такая демонстрация не могла пройти без последствий. А они не заставили себя ждать. Пафф... И вместо Учихи Саске стоит его женский вариант: "жгучая" брюнетка в ярости шипящая похуже той гадюки.

–Ну, все... – видимо Учиху таки довели до кондиции. Девушка медленно, показательно вытащила знаменитую Кусанаги и показала чудеса скорости – миг, и вот Саске заносит оружие на головой смертницы, посягнувшей на Его Собственность.

Блондинка лишь победно улыбнулась и просто исчезла. Острое лезвие вспороло воздух в нескольких дюймах от носа Наруто. Последний испуганно отшатнулся, приходя в себя. Эта светловолосая бестия вводила его в странное и невиданное ему доселе чувство заторможенности. Она как будто гипнотизировала его...

Позади Саске раздался спокойный голос, в котором едва сквозило ехидство:

– Спасибо за развлечение, ребята, – Учиха резко развернулся и встретился со стальными холодными глазами девушки. Она стояла в нескольких метрах от них. – А теперь пришло время познакомиться с моими помощниками... Надеюсь, мы еще увидимся... – она посмотрела прямо в глаза Наруто, от чего тому стало не по себе. – Пока...

Миг – и она растворилась в клубах белого дыма.

– Позвольте представиться... – заговорил мужчина в наряде хиппи. – Этот молодой человек, – мужчина указал на юношу стоящего рядом с темно-зелеными волосами, собранными в высокий хвост, – Хидеяки. Девушка – Лейко. Я же – Фудо. – Легкий поклон в знак признания равенства Учихе и Узумаки.

Затем предводитель направился в сторону Сакуры с явным намерением забрать химэ.

– Девочка, давай мирно разойдемся. Ты мне Киоко-сама отдаешь, и мы тихонько уходим, нэ? – с миролюбивой улыбкой, а главное искренней, спросил Фудо.

Ответом ему был возмущенный вопль блондина, так как Харуно не успела ничего ответить:

– Еще чего, датте байё!!! – выкрикнул он, в приступе возмущения рассекая рукой воздух. – Вы не получите Киоко-химэ!

Сакура фыркнула, пренебрежительно смотря на противников шиноби, показывая тем самым, что ее это абсолютно не тревожит. Она подтолкнула химе к Наруто, кивая головой. Все же если она будет у него, шансов сберечь ее становилось больше. За долю секунды Киоко уже была рядом с Узумаки, прячась за его спиной.

– Очень жаль, – тяжело вздохнул мужчина. Он действительно не хотел драться с этим пареньком, но работа есть работа.

Молниеносно рванув вперед, Фудо на мгновение исчез из поля видения Джинчурики. Но этого мгновения мужчине хватило, чтобы достать огромный меч, и быть блондину разрубленным напополам, если бы не сверхъестественная реакция. Узумаки успел препарировать удар кунаем, но, не смотря на отличный блок, получил два глубоких и болезненных пореза на руках, крепко сжимающих оружие. У Наруто не было времени думать, откуда они появились. Он сложил печать и создал два Теневых клона. Один подхватив на руки Киоко, отпрыгнул на ближайшее дерево подальше от разгоревшейся битвы. Второй вместе с оригиналом создал Рассенган и отточенным движением впечатал вихрь силы в противника. Точнее, попытался впечатать.

Фудо, вместо того чтоб увернутся, принял всю разрушающую мощь на клинок...

...Как вы думаете, что произойдет от столкновения двоих одинаковых стихий? А что если это будет Ветер и Ветер? Сильнейшая в ближнем бое стихия? А если к ним присоединится Огонь?..


***

Еще до начала этого небольшого поединка, Учиха был твердо намерен не подпускать Фудо к блондину. Предводитель был справедливо оценен как потенциально сильный противник, сильнейший из этой троицы. Но когда он сделал первых шаг в сторону Узумаки и его противника, дорогу Саске заступил парень представленный как Хидеяки.

– Спешишь к своей шлюшке? – с наглой издевательской ухмылкой пропел юноша.

«Ты труп», – спокойно сообщали глаза Учихи этому камикадзе. Тут же брюнет отскочил на несколько метров назад. Из земли, где секунду назад стоял Саске взметнулись ввысь лозы с шипами, с которых капал явно смертельный яд. Всего один порез, и ты мертв. Потомок легендарного клана обнажил катану и, с немыслимой скоростью рванул к противнику. Но Хидеяки тоже был не лыком шит! Нунчаки, чем-то напоминающие нунчаки Майто Гая, но длиннее и тоньше, изящнее, остановили удар. «Это было чертовски сложно!» – мелькнула мысль у Хидеяки. Учиха не задержался рядом ни на миг. Сей же момент ушел в сторону, а за его спиной разочаровано хлыстнули по земле лозы, оставшиеся без добычи. Саске не теряя времени зря, сложил печати и применил годами отточенную технику.

– Катон! Гокакью-но-Дзюцу!

Огнем и обжигающим воздухом Хидеяки вынесло прямо на сражающихся Наруто и Фудо.

Когда их техники соприкоснулись, те двое успели отскочить на приличное расстояние. Но когда вслед за Хидеяки в образовавшуюся силовую воронку врезался огненный шар... Эффект потрясающий! Взрыв сотряс землю!


***

Недалеко от Фудо и Узумаки сошлись девушки. Лейко щелкнула хлыстом по земле, словно приглашая сделать первый шаг. И, с выражением полнейшего экстаза на лице, лизнула рукоять оружия, обратившись затем к замершей неподалеку Сакуре:

– Давай поиграем?..

– Смотри не пожалей, – зло прошипела куноичи Конохи и ринулась на врага.

Несколько мгновений они кружили вокруг друг дружки. Своим хлыстом Лейко удерживала Сакуру на расстоянии, а розоволосая ловко уворачивалась от ответных выпадов брюнетки.

Эта игра сразу надоела Лейко, и она дала возможность поймать свой хлыст, чем Харуно не замедлила воспользоваться.

– Попалась! – преждевременно возликовала ученица Тсунаде.

Противница хищно улыбнулась, и хлыст разделился еще на два теневых собрата, которые моментально обвили Сакуру, спеленав ту по рукам и ногам. Рывком, притянув к себе пойманную девушку, Лейко смяла губы Сакуры в грубом и болезненном поцелуе, дерзко улыбаясь уголками губ.

Оторвавшись, Лейко промурлыкала прямо в искусанные и кровоточащие губы девушки:

– Сладкая...

Резким движением хлыста она отбросила куноичи от себя и Сакура впечаталась в дерево, ломая его пополам. Пошатываясь, она встала, вытирая рукой, сжатой в кулак, струйку крови, текущую с прокушенной губы. Ученица Пятой не была бы ученицей Пятой если бы оставила эту выходку без ответа.

– Сука... – прошипела Харуно. Но размазать тонким слоем наглую девицу, Сакуре помешал внезапный выброс энергии, сменившийся оглушающим взрывом.

Ударная волна отбросила и Сакуру и ее противницу на несколько метров от эпицентра взрыва, впечатав в стволы деревьев. То что она там увидела было неожиданностью. Глубокая и широкая воронка осталась после выброса энергии, а внутри лежало изломанное тело вражеского шиноби. "Как же его там, Хидэяки кажется? Что же там произошло?!" – пораженно думала Харуно. Девушка твердо помнила что именно в том месте сражались Наруто и предводитель противников - Фудо.

Она кинулась туда практически одновременно с Лейко. Подбегая к воронке, Харуно увидела взволнованного Учиху. Лишь спустя несколько мгновений они заметили, как Узумаки поднимается в опасной близости от еще не испустившего дух шиноби. Казалось что с такими ранами невозможно остаться не только в сознании, но и в живых, но Хидеяки был жив и полностью осознавал как свое положение, так и положение блондина.

Все произошло слишком быстро, чтобы Наруто успел среагировать и отскочить. Лоза стремительно летела в него, норовя угодить прямо в сердце. Смертельный удар со смертельным ядом. На войне не берут заложников. Спасенье в мире шиноби не будет никому, кто зазевается и не заметит опасности.

Но среагировал Саске, который просто не успел задуматься над тем, что делает. Он просто схватил Узумаки за шиворот и резко оттолкнул в сторону, тем самым подставляя себя под прямой удар. Все случилось почти молниеносно. Он только успел почувствовать острую боль в спине и увидеть перепуганные глаза блондина, который от ужаса потерял на мгновенье ясность разума. «Подарочек» Хидеяки достиг своей цели, и он с мерзкой ухмылкой на лице вздохнул в последний раз. Куда делись двое оставшимся шиноби, ни Сакура ни тем более Узумаки не могли сказать, так как были заняты совершенно другим делом. Но будьте уверены, эти двое еще проявят себе...

– Саске!!! – закричал Наруто, подхватывая на руки легкое, почти невесомое тело брюнетки. - Что ты натворил?! – по его полосатым щекам потекли слезы, прочерчивая мокрые соленые дорожки.

– Саске-кун! – к ним подбежала Сакура, которая, забыв обо всем на свете, сразу же начала осматривать бледнеющего на глазах Саске, и водить над ним руками, испускающими зеленоватую чакру.

Учиха, находящийся в полуобмороке сиплым голосом прошептал:

– Наруто...

– Что, Саске?! – встрепенулся блондин, наклоняясь ниже к парню.

Но, к сожалению, брюнет окончательно потерял сознание, и Узумаки так и не узнал, что тот хотел сказать. Саске лишь из последних сил вцепился мертвой хваткой в Наруто, и, казалось, ничто не сможет его оторвать от солнечного блондина.

– Саске?! Саске?!! Не смей умирать, слышишь?! – прохрипел Наруто, прижимая парня к себе.

– Да успокойся ты, придурок! Ты же добьешь его одними своими криками! – шикнула на него Сакура, концентрируя свои руки на лбу парня. Учиху начинало лихорадить, и его лоб покрылся испариной. – Он не умер. Яд сильный, но я успела вовремя. В течение дня будут проходить остаточные явления и его будет сильно лихорадить. Но вместе с потом выйдет и яд. Надо будет протирать его водой постоянно. Так, Наруто, нам нужно будет перенести его к источнику воды!
***
Когда Саске пришел в сознание, он обнаружил себе стоящим на пороге прохладного и темного грота. Изнутри доносились странные звуки вперемешку с обрывками фраз и глухим стуком падающих капель воды.

Решив, что стоять и дальше здесь по меньшей мере глубоко непрактично, Учиха осторожно прокрался к источнику мешанины звуков. Картина открывшаяся ему была достояна кисти лучших художников, особенно если они слегка съехали с катушек.

У горного озера, в центре которого, стекая со сталактитов, падали капли кристальной воды, сидели шестеро... Все бы ничего, но эти люди во-первых давно были мертвы, а во-вторых, они ну никак не могли собраться все вместе и по-дружески пить саке. В одном из них брюнет опознал никого иного, как Орочимару, который громко произносил тост, по всей видимости, не первый.

– Так вот! Хочу торжественно попросить всех выпить за такого замечательно мальчика, как Саске Учиха! Вот, верите, – он по-братски оглядел людей, – у меня за всю мою жизнь не было такого покладистого и умного. Да, очень умного ученика! Я на него практически молился! А какой он был хорошенький... Эх, Итачи, весь в тебя! Так вот... О чем это я?... Ах, да! И я... ик!

– Мда, а потом он торжественно тебя убил, этот твой «хороший» ученик! – веско заметил Йондайме, сосредоточенно разглядывая свой стакан (да-да, рюмками тут не пользовались!) с саке.

– Не перебивай меня! – обиженно надул губы Орочимару. – Я даже практически на него не злюсь за то, что он меня убил... Ну, разве что только совсем немного!.. Так выпьем же за него!

Раздался звон бокалов...

Но когда раздался голос старшего печально известного брата, Саске без возражений приписал и себя к безвременно почившим шиноби.

– Да, мой маленький брат очень способный, хоть и глупый...

– Я бы так не сказал! – звонко засмеялся Джирайя. – Наруто он очень быстро «показал» свои чувства... – ехидно поблескивая глазками и пошло улыбаясь, продолжил он.

– Джирайя-сенсей! – возмутился Йондайме, – Как вам не стыдно издеваться?!

Сидевшая рядом Кушина лишь сдавленно захихикала, коварно глядя на мужа.

Тут подал голос еще один застольник, или «застаканочник», или... Впрочем, неважно... Подал голос некий субъект в маске а-ля Какаши, с одним глазом-шаринганом.

– А Тоби налить вы забыли! Тоби хороший, он тоже хочет! – обиженно взвыл "субьект", за что получил по лбу от...Третьего?! Саске подумал что этот загробный мир создавали специально для него, тут даже такой непробиваемый как он сойдет с ума мгновенно.

– А детям пить не положено! И вообще, надеюсь, не забыл, что Коноха – это одна большая дружная семья, и все в ней помогают друг другу! – нравоучительно поднял к небу палец Третий, не торопясь хлебая из стаканчика. – Вот сейчас я помогаю тебе не заболеть алкоголизмом, выпивая твой стакан. Я делаю доблестный поступок, видишь? – он показательно залпом осушил стакан. – А все потому, что мы все дружная семья... – старика явно заело, впрочем, как и всегда.

Тут Саске решил, что стоять в тени и слушать пьяный бред почивших как-то неправильно, и решил показаться "призракам прошлого". Он вышел на свет синей луны, заглядывающей в пещеру через внушительную дыру в потолке. И его тут же поприветствовали:

– Наконец-то ты решил к нам подойти, Саске, - ровным голосом произнес Итачи.

– ААА!! Тоби рад знакомству! Или мы уже знакомы?.. Тогда Тоби рад повторному знакомству! – и добавил нормальным голосом, принадлежащим Учихе Мадаре, – Давно не виделись, Саске.

– А вот и он, совратитель моего непутевого сына! – лучезарно, и так знакомо, по-узумаковски, улыбнулся Йондайме, подвигаясь и указывая Саске рукой на освободившееся место. – Как поживаешь?

– Привет, Саске-кун! – не менее тепло улыбнулась Кушина, показывая всем своим видом, что она очень рада видеть тут брюнета.

– Йо, Эро-Саске! – захохотал пишущий порно-романы саннин, протягивая наполненный до краев стакан с саке, который Саске тут же взял и хорошенько оттуда хлебнул для храбрости.

– А вот и Саске-кун пришел... – хищно-доброжелательно, облизываясь, протянул змеиный саннин.

Младший Учиха ошарашено опустился рядом с Минато. Он ему кого-то определенно напоминал, кого-то очень близкого и родного... Четвертый заметив, что Саске пристально его рассматривает, лишь лучезарно улыбнулся. И тут до Великого Учихи Саске Гения Шарингана дошло!

– Вы отец Наруто?! – не веря самому себе, хрипло прошептал он.

– Да! – лукаво сверкая голубыми глазами, промолвил Минато, – А что, так непохожи?

– Очень похожи, – как-то обреченно ответил Саске.

А соседи тем временем не скучали. Орочимару и Джирайя спорили кто умнее/тупее и у кого ученик лучше. Итачи с Третьим мирно обсуждали последние изменения в политике Конохи и дальнейшем ее будущем. Кушина подкалывала Тоби, который безуспешно пытался стащить саке у Сарутоби.

Но Саске этого не замечал. Глядя в пленительные яркие глаза Йондайме, Саске впервые понял, откуда у Наруто эта его манящая сексуальность и обаятельность. От отца... Когда его полноватые губы складывались в усмешке, их хотелось поцеловать, когда он так загадочно и лукаво смотрел, хотелось сделать так, чтобы он в истоме закрыл свои глаза... Саске отчетливо понял, что хочет Наруто... Или Йондайме?..

– У тебя слишком говорящий взгляд, Саске-кун! – ехидно протянул Четвертый.

Учиха, пивший до этого саке, поперхнулся и сдавленно закашлялся, пытаясь восстановить сбитое дыхание. Совсем рядом с ними кто-то пьяно захихикал. Это были Орочимару и Джирайя, которые глядя на младшего Учиху и Четвертого о чем-то оживленно перешептывались.

– Все-таки, какой Саске-кун красивый и умный! Эх... Какие же у них хорошие получатся детки! Жаль, дорогой, что мы не сможем их понянчить... – грустно вздохнула Кушина, опуская глаза.

Саске повторно подавился саке, заботливо налитого ему Мадарой, который стащил бутылку у Третьего и еще три получил презентом от родственника. Орочимару же так заботливо треснул брюнета по спине, помогая отдышаться, что у брюнета хрустнули ребра. Увидев, что результат достигнут и Учиха больше не кашляет, змеиный саннин со свистящим шепотом спросил:

– Не хочешь с нами остаться, Саске-кун?..

– Да, Саске! – хитро улыбнулся Джирайя, – Я как раз хочу написать яойно-хентайный роман, а мне помощник нужен, который все это пережил сам...

– А с вами, это где?.. – осторожно поинтересовался брюнет.

– Сейчас, мой маленький брат, ты находишься на границе между жизнью и смертью, – меланхолично ответил Итачи и добавил, – И я надеюсь, ты не подтвердишь звание «маленького глупого брата» и вернешься к Наруто-куну?

– А то этот маленький паршивец таких дел наворотит в Конохе, в нашей большой и дружной семье! – прокряхтел Третий, покуривая трубку, набитую неизвестного происхождения травкой.

Саске слушал их вполуха. Он смотрел на Йондайме и понимал, что он хотел его не меньше, чем младшего Узумаки. Учиха знал, что Четвертый видит его желание и это его слегка смущало

– Кстати, Саске, все хотел тебе представить мою жену, Кушину! Правда, она красавица? – Йондайме повернулся к рыжеволосой девушке и поцеловал ее в губы.

Привычный самоконтроль к счастью не дал трещину. Он посмотрел на женщину и увидел очень знакомые шаловливые огоньки в глазах. Такие он видел у Наруто, когда тот что-то задумывал. Саске вежливо склонил голову и сказал:

– Рад знакомству с матерью этого недоразумения.

– Недоразумения? – Кушина недоуменно посмотрела на Саске, изломив тонкие медно-рыжие брови двумя галочками.

В гроте повисла гнетущая тишина. Каждый из невольных зрителей подумал: «Ты попал, парень. Вступил на шаткую почву». Саске и сам это понял, но врожденное упрямство не дало ему отступить.

– Угу. Ходячее и кричащее недоразумение, – ровным, вежливым голосом ответил Учиха.

На лице Кушины появилось непроницаемое выражение. Брови сурово сошлись на переносице, а в глазах загорелся всепоглощающий недобрый огонь. Но... Саске уже успел мысленно попрощаться с жизнью, как раздался звонкий и веселый смех Кушины. Такой же звенящий и задорный, как и у Наруто...

– Все-таки вы друг другу подходите! – сквозь смех проговорила она.

Младший Учиха впал в огромную каплю. «Это действительно мать Наруто. Весь в нее...» – невольно подумал он.

В этот самый миг у Тоби закончилось саке, и он преувеличенно веселым голосом выдал:

– Тобы хороший мальчик!!! Тобы вам споет и станцует!!!

– Кто-нибудь, дайте ему еще саке! – запаниковал Орочимару, в ужасе оглядываясь на собутыльников.

Запасливый Итачи давно свистнул весь запас спиртного, находящегося под «неусыпным» бдением Третьего, поэтому у Мадары тут же появилась еще бутылочка. Довольный старший из Учих лишь посмеивался в маску. Чтоб он, Великий и Ужасный Мадара, не смог себе достать саке?! Ха! Но так было интересно за ними наблюдать...

– И что же ты намерен делать дальше, а Саске?.. – по-лисьи хитро Йондайме смотрел на Саске. – Ты останешься здесь, за порогом бытия, или же отправишься обратно к моему непутевому сыну?..

Учиха на мгновение прикрыл глаза, возвращая способность адекватно мыслить. Получилось отвратительно, но и то дело:

– Я... Вернусь, - выдавил брюнет.

– Но ты ведь не хочешь так просто уходить, правда, ведь?.. – даже не вопрос, а констатация факта. И все тот же хитрый прищур небесно-синих глаз.

Насупленное от догадливости собеседника, и мрачное молчание было ему ответом.
– Тогда пойдем со мной, Саске-кун. – Йондайме встал из-за стола и пошел в сторону одной из пещер.

Саске молча последовал за ними, перед этим склонив голову пред сидящими за столом душами в прощании. Шиноби в свою очередь тоже кивнули на прощание.

Пройдя в полной тишине по туннелю, они вышли к поляне, раскинувшейся прямо перед выходом из пещеры. Поляна была укрыта зелеными ковром и полевыми цветами. Йондайме поднял голову и радостно улыбнулся светящему солнцу. Саске пораженно наблюдал, как в его волосах играют солнечные зайчики.

Затем Четвертый оглянулся на Саске и внимательно посмотрел ему в глаза. Учихе показалось, что он тает и растворяется в этих голубых омутах. Мужчина лукаво улыбнулся и подошел к Саске, кладя ему теплую ладонь на затылок, притягивая для нежного, приглашающего поцелуя, на который, Учиха, разумеется, ответил. Ловкий язычок Йондайме проник сквозь податливые губы, прикасаясь к языку Учихи, сплетаясь с ним в страстном танце. Учиха блаженно прикрыл глаза от удовольствия, которое он получал, просто целуя Намикадзе.

Поцелуй все больше углублялся и руки Йондайме плавно опустились на поясницу Учихи, задирая футболку. Миг – и она сброшена на изумрудный травяной ковер. Следом за ней Йондайме повалил и самого брюнета, покрывая его шею цепочкой поцелуев, чередуя их с засосами. Из груди Саске вырывалось учащенное дыхание, и он довольно зажмурился. Тем временем Йондайме не обделил вниманием и нежную кожу ключиц, целуя ее, проводя линии языком.

У Саске просто крыша ехала от этих прикосновений, он никогда бы не подумал, что захочет кого-то кроме Узумаки настолько сильно. Но этот мужчина повергал его в ступор, и он терялся в мыслях и ощущениях, как и сейчас. Учиха млел и таял от близости с Четвертым. Хотелось большего... Все же как бы себя не чувствовал брюнет, а поленом в постели, простите, на траве, ему быть не положено по статусу и положению. Непослушными руками Саске потянулся к верхней одежде, с явственным намерением если не снять, то нагло сорвать ее с тела Минато. Что он, собственно, и сделал. Белый плащ Хокаге и легкая черная футболка покоились рядом.

Руки Йондайме блуждали по животу и груди Саске. Остановившись на сосках Учихи, мужчина несильно сжал их пальцем, вырывая тихий стон парня. Четвертый довольно улыбнулся, наклоняясь к встопорщенным пуговкам сосков, и провел языком по одному из них, втягивая в себя нежную плоть.

Учихе, привыкшему брать инициативу в сексе на себя, было в новинку получать, а не брать. От опытных и настойчивых ласк Йондайме Саске сходил с ума, тело требовало еще и в больших количествах, а разум пытался осмыслить то, что он сейчас делает. Но увы, ничего не получалось, мысли разбивались о стену наслаждения и желания. От всего, что вытворял с ним Йондайме Учиха не сдержался и протяжно застонал, закусывая костяшки пальцев.

Играя языком с другим соском парня, Йондайме начал неторопливо расстегивать ширинку брюк Учихи, освобождая болезненно возбужденный член парня, который весьма ощутимым холмиком выпирал из-под ткани нижнего белья.

Проводя языком по животу Учихи, оставляя на нем влажные дорожки, Минато резко сдернул штаны с парня и отбросил их в сторону. Не затрудняя себя, белье Четвертый разорвал прямо на парне. Он уже было потянулся рукой к члену, как его остановила рука Саске, вцепившаяся ему стальной хваткой в запястье.

– Сначала ты, – тихое и уверенное заявление.

Йондайме удивленно посмотрел в решительные черные глаза и улыбнулся:

– Как скажешь, Саске...

Минато стал на колени, а Учиха, плавно потягиваясь, поднялся, садясь перед Четвертым, зубами открывая молнию и плотоядно облизываясь. Да уж, Йондайме было чем гордиться... Саске ухмыльнулся и прикоснулся губами к напухшей головке, медленно проводя по ней языком, растягивая удовольствие. Руки Минато схватили черные жесткие волосы Саске, притягивая ближе, и парень, повинуясь, начал вбирать в рот член мужчины. Йондайме отозвался тихим стоном удовольствия. Саске начал двигаться вдоль ствола, усиленно работая языком.

Четверый ненавязчиво направлял действия парня, ероша смоляные волосы.

– Ну же Саске... - тихо простонал мужчина.

Учиха же принялся еще более старательно вылизывать и посасывать горячий от напряжения член, стараясь доставить Йондайме как можно больше острых ощущений. И его старания не прошли даром. Уже спустя пару минут Минато кончил с протяжным стоном, и в горло Саске ударила струя пряной на вкус спермы, которую парень тут же проглотил, довольно облизываясь. Он поднял голову и встретился взглядом с тяжело дышащим и раскрасневшимся Четвертым, в глазах которого горело желание.

Миг – и он повалил Учиху на траву, сминая под собой и переворачивая его на живот, ставя его на четвереньки. Изнывающему Саске не пришлось долго ждать, так как в заветную дырочку тут же уперлась головка горячего члена. Йондайме, успокаивающе прикоснулся языком к шее парня, целуя ее, оставляя небольшой засос, и резко вошел в податливое тело почти до конца. Учиха же громко и жалобно застонал, так как ощущать в себе огромный член Четвертого было весьма тяжело. Из глаз брызнули предательские слезы. Было больно и казалось, что он мог порваться изнутри. Мужчина же удовлетворенно застонал, так как в Учихе было тесно и невообразимо горячо. От этой тесноты срывало крышу и хотелось быстрого непрекращающегося движения. Йондайме начал задавать ритм, сначала медленный, но потом он начал постепенно возрастать. Когда член пришел в движение и задел простату, боль Саске, наконец, сменилась неописуемым удовольствием. Раздирая пальцами землю, парень начал тихо постанывать, закусывая губу до крови, дабы не закричать на всю поляну. Йондайме умело двигался в нем, наращивая темп. Он вводил свой член от конца и до его основания, но обделенный вниманием член Учихи ныл и пульсировал, прося о прикосновении. И когда сам Саске чуть не плюнул на гордость, и не потянулся к нему рукой, на стоящую колом плоть опустилась рука Йондайме. Прикасаясь к ней шершавыми подушечками пальцев, он начал водить по нежной коже, заставляя Учиху стонать от удовольствия во весь голос. Движения руки на плоти брюнета сравнялись в скорости с толчками внутри парня. Не выдержав, Учиха вскрикнул и кончил в руку Йондайме. Вслед за ним, сделав еще несколько толчков, кончил и мужчина, повалившись на парня. Саске почувствовал, как по внутренней стороне бедра полилась горячая сперма.

Учиха, осторожно выскользнув из-под Четвертого, перевернулся на спину и подумав, тихо обратился к Йондайме:

– Спасибо тебе...

– За что, Саске?.. – лукаво посмотрел Йондайме, улыбаясь.

– За все, – твердо и уверенно в своей правоте ответил брюнет.

– Скажи, а твоя жена... Кушина, кажется, не обидится? - осторожно задал мучающий парня вопрос.

– За что ей обижаться?.. Это ведь всего лишь твой сон... – хитро по-лисьи улыбнулся Йондайме и все исчезло.

И в очередной раз доблестный Учиха Саске потерял многострадальную челюсть где-то далеко внизу.

***

– Саске! Саааааааскееее!!!

Крики доносились, словно сквозь вязкую, как болото, темноту. Мрак не хотел отдавать свету свою законную добычу, но ему ли тягаться с истинным желанием?..

Учиха с неимоверным усилием открыл глаза, которые будто налились свинцом. Усталость тут же навалилась на него неподъёмным грузом, но перед тем, как провалиться в глубокий восстанавливающий сон, увидел встревоженный взгляд небесно-голубых глаз.

– Слава Богу, Саске... – в глазах заблестели бриллиантовые слезы, и голубизна глаз стала просто неимоверно яркой. – Ты жив...

– Усуратонкачи...

@темы: NC-17, Naruto&Naruto Shippuden, Стёб, Фанфики, Яой

Комментарии
2009-01-05 в 16:34 

Runil
“Душа, что же ты молчишь?”
Yonmey
о, продолжение)
Спасибо!

2009-01-07 в 01:06 

Gintaora
Что есть чай? Это, по сути, трава.
:five:

2009-01-07 в 13:00 

Мой друг, никогда не грусти... (с)
Runil пожалуйста)))

Gintaora :shuffle2:

   

OOC фанфики

главная