Мой друг, никогда не грусти... (с)
Название: Приятные последствия неумелой мести.

Глава №: 4.

Фендом: Naruto.

Автор: Узумаки Наруко, Yonmey.

Бета: Узумаки Наруко да великий ворд, поскольку Yonmey в глубоком запое сегодня.

Пейринг: Саске/Наруто

Рейтинг: NC-17, если не NC-21.

Жанр: humor, romance, slash.

Статус: в процессе.

Дисклеймер: Нам ничего не надо... Ни на что не претендуем. Все Кишимото.

Саммари: ...и попался доблестным шиноби Конохским вражеский шиноби и его предсмертная техника, опробованная на Его Гениальности Учихе Саске... И оказалось, что у этого шиноби такое же черное чувство юмора, но все же...

Предупреждение: OOC частичный, то бишь старались без него, но возможны непроизвольные отклонения от характеров

Размещение: где угодно, но с шапкой, ссылкой на источник и предупреждением обоих авторов.

Контактная информация: gerona66@mail.ru, stihiaria@gmail.com

Глава 1

Глава 2

Глава 3



Глава 4.



Немая сцена в кабинете Хокаге немного затянулась и Тцунаде решила, что хватит тянуть резину, а то Узумаки скоро удар хватит от вида Учихи.

– Так, Наруто! Поднимай свою челюсть, бери деньги и вали отсюда, кормить упавшую в обморок Химэ! Да, и в чувства ее приведи! – Тцунаде кинула на стол небольшой сшитый из темной кожи кошелек, который звонко отозвался имеющимися монетками в нем, – Я ясно выражаюсь?!

Наруто сглотнул подобравшийся к горлу ком, но взяв себя в руки, прошествовал мимо Саске, смотря на него во все глаза. Парень взял деньги, так же молча прошел обратно, не проронив ни единого звука, закинул бесчувственную Химэ через плечо, и в глухонемой тишине под двумя пристальными взглядами закрыл дверь.

Тцунаде еще раз хихикнула и ядовито заметила:

– Мне кажется, или твой наряд явно понравился Узумаки... Видел, КАК он пожирал тебя глазами?

– Извращенство заразно, - хмыкнув, подвел итог Учиха.

– Кого это ты извращенцем назвал? – изящно выгнула бровь Пятая, всем своим видом показывая, что еще одно нежелательное слово и клан Учиха вымрет насовсем.

Саске подумал, что упрекать Тцунаде в извращении, коим она регулярно косвенно занималась на парочке, состоящей из не без известных нам Учихе и Наруто, очень опасно для здоровья, поэтому решил ее не трогать.

– Почтенных наставников этого усаратонкачи, – невозмутимо ответил он.

– Да... – кивнула женщина, соглашаясь, – Как ни крути, но то, что Джирайя тот еще извращенец – это известно всем. А Хатаке еще больший извращенец, раз читает все то, что пишет первый... Извращенство Наруто у Джирайи явно лучше его техник перенял... – фыркнула Пятая. – Но мы не о том с тобой хотели поговорить, Учиха. Я вчера перерыла все архивы и нашла очень интересную информацию... Могу для начала сказать лишь то, что тебе чертовски повезло! Изначально этот незадачливый шиноби планировал использовать очень опасное и редкое дзюцу и, впоследствии, оно бы просто остановило твое сердце. Но он ошибся и ошибся смертельно. Вместо печати Тигра он использовал печать Лошади и тем самым кардинально поменял действие дзюцу. Эту технику создал один древний клан у которого издавна не рождались девочки и они нашли весьма радикальный выход из сложившейся ситуации. Они создали это дзюцу. Ты конечно можешь мне возразить, почему бы им было просто не найти подходящую девушку и использовать ее в роли своеобразного инкубатора. Но в этом-то и заключалась вся проблема. Они не могли брать себе в супруги никого кроме людей, которые носят гены этого клана. Техника заключается в том, что объект действия дзюцу менял свой пол на противоположный на срок девяти месяцев, после исполнения определенных условий. До этого превращения были хаотичными и не имели никакой закономерности. И только после оплодотворения дзюцу стабилизировалось до момента рождения ребенка. Так что выход у тебя, Учиха один. Тяни своего своего Узумаки за уши, даже нет... за другое место! И во имя Конохи возроди свой клан! Иначе ты так и будешь превращаться из парня в девушку, пока твой организм не выдержит столь частых и резких изменений и не разрушится. Проще говоря, либо занимайся с Наруто любовью и рожай ребенка, либо умрешь.

«Вот так ультиматум...» - промелькнула мгновенная мысль брюнета.

Сначала Учиха подумал, что он ослышался, но заглянув в бесстыдно смеющиеся глаза Годайме, понял, - это не шутка. Затем пришла паника, внешне заметная даже для не особо зорких глаз... «Какого черта?! Это ж...» - дальше шла абсолютно нецензурная брань, не переводимая ни в какие более-менее приличные выражения. К счастью для Саске, в данный момент он был парнем, и паника тут же была отодвинута в сторону. Если рассмотреть это с другой стороны, то таким образом, возможно будет возродить клан, вернуть Конохе шаринган. Ведь место Наруто не сможет занять ни одна девушка.

Но чтоб он сам вынашивал ребенка...

«Ксо...» - завершающая мысль Саске была само красноречие.

– Ксо... – озвучил ее парень в судорожном вздохе, закатывая глаза.

– Отучивай себя ругаться, Учиха! Беременным женщинам нужно быть спокойными и культурными, чтобы ребенок в утробе рос нормально! А не родился и первым его словом было «Ксо!», вместо стандартного и такого привычного «Мама!»! – строго отчитала Пятая Саске.

По кабинету Годайме разлилась весьма ощутимая жажда крови и убийства, что подтверждали заалевшие шаринганы в глазах Учихи. Параллельно он продумывал последствия убийства Тцунаде: «А что собственно плохого? Ну, убью я эту старую кошелку-сводницу. Наруто, мой муж, станет Шестым Хокаге, ребенка ему выношу, клан по совместительству восстановлю, и там не будет таких психов, как мой дорогой братец (Пусть земля ему будет пухом!), так как гены Узумаки скажутся положительно... Стоп! О чем я только что думал?!!! Я и выносить ребенка?!! Ксо! Ксо!! Ксо!!! Еще и Пятая тут со своими комментариями, может все-таки прибить ее на фиг и успокоится, жить спокойней станет...» - истерично думал Саске, выражая отрешенными глазами свой тяжелый умственный процесс, и Пятой было видно, что Учиха себя в чем-то отчаянно пытается пересилить. Слава всем известным богам, она не знала, в чем... – «Это гребанное дзюцу действует на меня плачевно... Надо успокоится... Вдох-выдох... Вдох-выдох...»

- Я НЕ БУДУ ЖЕНОЙ УЗУМАКИ!!! – Тцунаде обдало ультразвуковой волной. Ее золотые волосы растрепались, а лицо застыло в удивленно-шокированном выражении, так как Пятая временно находилась в прострации, потому что даже подумать не могла, что Учиха может ТАК громко кричать.

Поскольку дверь кабинета Хокаге не имела дверного замка, то открывалась она весьма беспрепятственно, чем чаще всего пользовался неугомонный блондин, под именем Узумаки Наруто, врываясь к Тцунаде, как по закону, подлости на важных совещаниях.

– Тцунаде-сама?! Что тут у вас за крики?! – сшибая все на своем пути и даже несчастную дверь, залетел розоволосый вихрь, именуемый Харуно Сакурой. – Кто...

Оборвав себя на середине фразы, Сакура медленно повернула голову вправо и обомлела.

Последнее, что она успела пробормотать с блаженной глупой улыбкой на губах до глубочайшего обморока, было:

– Саске-кун вернулся трансвеститом...

Послушался грохот упавшего тела.

Саске прикрыл глаза, набрал побольше воздуха в легкие и...

– Я НЕ ТРАНСВЕСТИТ!!! – вторая звуковая волна смела Пятую вместе с креслом. Со стола в полет отправились свитки и документы, укрывая собой весь пол в кабинете. Увидь этот беспорядок Шизуне, Тцунаде бы лишилась саке на очень долгое время.

***

Наруто помотал головой, сгоняя наваждение. Этот Учиха его рано или поздно в гроб загонит! Узумаки решил на время отвлечься от красноречивых воспоминаний и обратил свои голубоглазые очи на угрюмо притихшую девочку, сидящую подле него на стуле в Ичираку Рамен. Привести ее в чувство не составило проблем. Всего-то и пришлось полить ее водой... Да, она после этого носилась по всей Конохе с криками: «Убью, придурок!!!» Но когда ее желудок жалобно заурчал, моля о еде, она немного поутихла, так как деньгами обладал только предмет ее убиения, который был уже в весьма потрепанном виде, и тяжело дыша после бега, притаился на ветке дерева в попытке слиться с листвой, что у него получалось плохо... Дождавшись пока ветка, скрипнув от натуги, обаламалась вместе с ловившим ворон шиноби, Киоко закомандовала еду, что собственно и предоставил ей, обрадовавшийся скорому обеду Узумаки. Но все было не так просто...

– Может быть, ты все-таки поешь? – миролюбиво спросил блондин, подмигивая девочке, уминая свою порцию рамена.

– Сам ешь эту гадость! – надула губки Киоко-химэ, демонстративно отодвигая от себя нетронутую миску рамена.

Владелец Ичираку Рамен обиженно поджал губы и хмуро посмотрел на девочку. Та лишь в ответ показала ему язык, на что пожилой мужчина лишь тяжело вздохнув, отвернулся и продолжил приготовление блюда, которое так обожал Наруто.

– Это не гадость! – вступился Наруто за любимую еду, – Это очень даже вкусно! Как ты можешь судить о еде, даже не попробовав ее?!

– Мне хватает того, что оно нравится тебе! – напыщенно проговорила юная принцесса, – А это значит, что это гадость редкая! Пф!

У блондина нервно задергалась левая бровь. Он мужественно пытался побороть в себе стойкое желание задушить наглую малявку. Увидев желаемый результат со стороны блондина, пакостница лишь ехидно улыбнулась.

Благо Наруто все же вспомнил, что сей мерзопакостный ребенок и ЕСТЬ его миссия, и убиения так и не произошло.

– Датте байё... – простонал он, закрывая лицо руками, – Что за отвратительный день...

– И не говори... – вздохнула Киоко, временно отвлекаясь от доставания обаятельного блондина, – Так эта твоя грудастая мымра оказалась извращенцем-трансвеститом?

Наруто поперхнулся порцией рамена и принялся судорожно откашливаться.

– Он не извращенец-трансвестит, датте байё!!! – откашлявшись, Наруто начал хохотать, как сумасшедший. Ему хватило только представить лицо брюнета, если бы девочка сказала это в его присутствии.

– Вообще-то он парень! Просто в него попало вражеское дзюцу и он превратился в девушку! Датте байё... – блондин просто покатывался с этого, держась за живот.

– А еще он неповоротливый и тупой шиноби раз попался в такую легкую ловушку! – подвела итог юная принцесса.

– И вовсе он не такой! – обиделся за друга Наруто, – Он очень умный, сильный, смелый и ловкий!

Девочка как-то странно посмотрела на парня:

– А ты часом в него не влюбился?

– ЧЕГО?! – взревел Узумаки, ненароком вспоминая события этой ночи, – С чего ты это взяла?!

– Ну... Ты так его расхваливаешь... – хитро улыбаясь, протянула Киоко-химэ.

– Я его НЕ люблю!!! – выпалил Узумаки и отчаянно покраснел.

– Твой цвет лица говорит об обратном! – отсекла маленькая вредина, и еще более хитро улыбнулась.

– Кого ты там любишь, Наруто-кун?! Сила Молодости – это сила Любви! Она наконец-то взыграла в тебе!!! – Наруто вздрогнул, так как прямо над его ухом по громкости подобно грому раздался голос Рока Ли.

Узумаки в который раз за сегодняшний день подавился раменом, чему уже нисколько не удивился. Киоко испуганно притихла, приблизившись ближе к Наруто.

– Да ни в кого, дате байё!!! – блондин обернулся и увидел команду Гая в полном составе, без самого Белозубого дзинькающего сенсея. Тен-тен приветливо подмигнула парню, Нэдзи сдержанно кивнул, переведя взгляд на необыкновенно тихую химэ. Эту девочку он видел впервые и чувствовал странную ауру вокруг нее.

– Это и есть твоя девочка, Наруто-кун? – очень оживлено и громко сделал вывод Ли, беззастенчиво разглядывая химэ. Стоящие позади парня Нэдзи и Тен-тен впали в глубокую каплю: только Ли мог сделать такой вывод! Хотя зная непредсказуемость Наруто...

– Да ну это просто не день, а полная жопа!!! – взвыл от общественного психоза Узумаки, которого уже порядком достали странные вопросы, странные друзья и странные события. – Я НЕ педофил, тебаё!!! Это моя новая миссия! – успокоившись, он кивнул на девочку.

Тен-тен дружелюбно протянула девочке руку:

– Привет! Меня зовут Тен-тен. А тебя как?

Но рука осталась без внимания. Девочка шарахнулась от нее, как от прокаженной:

– А тебе какое дело, простолюдинка?! – прошипела Киоко, хватая Узумаки за руку, ища в нем поддержку и защиту.

Тен-тен удивленно приподняла брови: «Простолюдинка? Это что-то новенькое. Она что из рода правителей?» Вместо девушки ей ответил доселе молчавший Хьюга:

– Как ты можешь судить о человеке, только увидев его, даже ничего не узнав о личности? – спокойным, равнодушным тоном поинтересовался Нэдзи. Его не тронул ни тон девочки, ни хамское поведение. Она выглядела всего лишь ребенком, пытающимся срыть страх за маской злобы.

– Да вы знаете, кто я?! Я будущая правительница могущественной страны Молнии!!! – выпалила девочка, еще больше распаляясь. – Вы все только пешки в игре моего отца!

– Киоко! – прикрикнул на юную химэ Узумаки, давая ей хороши подзатыльник, – Что ты мелешь?!

– Пешки говоришь? – усмехнувшись, шатен подошел ближе к девочке, – А ведь пешка может стать ферзем...

– Этого не быть! Такова судьба пешки!!!

Нэдзи лишь снисходительно улыбнулся. Когда-то он сам так же говорил одному «неудачнику», которым, впоследствии, и был побежден.

– Мы сами творим свою судьбу, – сказал Хьюга, выразительно глянув на Наруто.

Узумаки удивленно расширил глаза, а затем, догадавшись, о чем он, тепло улыбнулся брюнету.

От остывшей после оплеухи химэ этот взгляд не укрылся:

– Ты что и этого любишь?!! – со священным ужасом воскликнула она, по громкости не уступая Ли.

Наруто выпал. Сил отвечать что-либо уже не было. Опустившуюся на миг тишину прервал очень недовольный слегка шипящий голос:

– Кого ты там любишь, усаратонкачи?

Это был Учиха, уже переодевшись и собравшись, стоял у Ичираку Рамен. Следует добавить, что владелец сего заведения, не смотря на годы знакомства с самым непоседливым шиноби, Узумаки Наруто, был, мягко говоря, удивлен происходящим. Но вернемся к доблестному потомку клана Учиха. Одет он был теперь намного менее вызывающе, чем раньше. Свободные, не стесняющие движения, брюки и белая просторная рубашка, застегнутая до середины груди с клановой эмблемой на спине.

Наруто вновь посерел, и, молясь про себя, чтобы Саске выглядел в этот раз нормально, обернулся к нему. «Фуфф... – мысленно облегченно вздохнул блондин, - Он выглядит, как относительно держащий себя в руках нормальный парень...» Уже спустя час он понял, что поспешно сделал свой вывод, так как к Учихе эта характеристика оказалась неприменима.

– Рамен я люблю! – съязвил Наруто и удивленно поинтересовался, – Так ты теперь мальчик?

– Какой я тебе мальчик, усаратонкачи? Мне давно не 12 лет, – сказал Саске, еле справившись с нервным тиком, – А что, ты хочешь это проверить? – язвительности в голосе было хоть отбавляй, но это еще не все неприятности для блондина, – И вообще, кажется, ты обещал кое-что сделать, а Наруто?

Не дав и слова сказать, брюнет за ухо потянул парня за собой, не забыв за шкирку захватить Киоко. И такой милой компашкой направились они прочь оттуда. Владелец Ичираку с его дочкой и трое шиноби лишь молча таращились на спины удаляющихся.

***

– Этого Учиху явно стоит отправить на медицинское обследование... к психиатру! – зло ругалась почтенная Годайме Хокаге, поднимая свой затекший зад с пола, – Этот паршивец даже меня умудрился вырубить своим визгом... Ксо!

Женщина отряхнула свою одежду, сняла с головы какой-то секретный свиток, оказавшийся у нее в голове впоследствии того же пресловутого учихского ультразвукового визга и подошла к Харуно, все еще валяющейся в обмороке.

– Сакура! – что есть мочи гаркнула Пятая, – Подъем!

Реакция девушки была более чем странная. Она резко рванула вперед, открыв помутненные сном глаза, и громко крикнула:

– Саске-кун! Какие у тебя красивые шортики! Давай я тебе их сниму?! – после чего она обратно упала на пол и вновь отключилась.

– Какой я тебе «Саске-кун»?! И нет на мне шортиков! – заголосила Пятая, давая Сакуре несильную, но ощутимую пощечину, приводящую девушку в чувство.

– Тцунаде-сама?.. – сонно протянула Харуно, открывая глаза и дотрагиваясь пальцами руки к покрасневшей от удара щеке.

– Я тебя вместе с Учихой в психушку отправлю! – грозно пообещала Годайме Хокаге.

– А в одну палату?! – мгновенно среагировала девушка, нездорово заблестев глазами.

– И не надейся, Сакура! Твой Учиха уже занят... – фыркнула Пятая, поднимая перевернутый стул и садясь за широкий хокагский стол, принимая официальный и оптимально представительный вид. Увидев расширенные в ужасе глаза Харуно, Тцунаде поспешила добавить, - У меня для тебя новое задание, Сакура...

От несчастной девушки не укрылась лукавая улыбка ее наставницы, а зная ее, ничего хорошего ожидать в ближайшее время не придется...

***

По пути к своему дому, Саске методично промывал мозги Узумаки. Что он там делал с Нэдзи? О чем они говорили? Кого он все-таки любит и насколько сильно? Так же прикидывал как по возможности быстро и без последствий прирезать предмет возможной страсти блондина. Химэ же скромно молчала в тряпочку, поскольку понимала, что тут же будет впечатана в асфальт.

– Да никого я не люблю! – не выдержал Наруто, откидывая руку Саске с зудящего от боли уха. – Датте байё!

– Никого? А меня? – вкрадчиво спросил Учиха.

Наруто застыл на месте и стремительно покраснел, бормоча что-то неразборчивое.

– Нет, датте байё! – наконец разобрал Саске.

– Хм... Вот как, – брюнет хищно ухмыльнулся и отпустил Киоко. Они были уже в доме Учихи, поэтому Саске запихнул в одну из гостевых комнат химэ и запер дверь на ключ со словами:

– Отдохни здесь, детка, – сладким голоском пропел он и повернулся к Наруто.

– Что ты делаешь, изверг?! – вскричал блондин, но тут же заткнулся под пристальным в чем-то даже нервным взглядом Саске.

Он же в этот момент вслух не сказал: «Тебе со мной еще детей растить, недоумок! Тогда и посмотрим, кто еще изверг!!!».

Но к превеликому счастью для Узумаки, он читать мысли не умел. А-то его бы не без того шаткая психика пошатнулась бы еще больше.

– С-саске?.. – испугано протянул Наруто, замирая под столь пристальным взглядом Учихи. – Что ты делаешь?!

– Сейчас мы с тобой, Наруто, будем проводить воспитательную работу наверху, в спальне... – глубоким голосом, сверкая черными бездонными глазами, сказал Саске, сгребая остолбеневшего блондина в охапку и волоча его на второй этаж в спальню, - Методом, сначала кнута, а потом пряника...

Пинком выбив дверь, Саске бросил Узумаки на кровать уселся сверху на пребывающего в глубочайшей прострации Наруто. Не торопясь, под зачарованным взглядом Узумаки, он расстегнул свой пояс, вынул его из петель и надтреснутым от возбуждения голосом прошептал:

– Наруто... Стадия «кнута» началась...

– Что ты делаешь, извращенец чертов?! – заголосил Узумаки, медленно и с расстановкой подходя к мысли, что его сейчас просто поимеют на этой самой кровати.

– Что я делаю? – задумчиво протянул Учиха, крепко, чтобы не вырвался, привязывая Узумаки к быльцам кровати, - Ограничиваю твою свободу движений...

– З-з-зачем ты это делаешь?! – начал заикаться Узумаки.

Саске опустился на уровень лица Наруто и, ехидно улыбнувшись, елейным голосочком протянул:

– Сейчас узнаешь...

Затем переместил руки на ворот майки и рванул со всей недюжинной силой. На Наруто, ошалевшего от такого резкого поворота дел, остались лишь жалкие клочки майки.

– Надеюсь, она у тебя не единственная, – ехидно заметил Саске.

– Теперь ты мне должен будешь не только задницу, но и новую футболку, тебаё! – прошипел Наруто.

Посчитав ответ ненужным, Учиха прошелся цепочкой поцелуев, а затем и укусов по шее блондина. Обласкал ямочку между ключицами. Затем опустился к горошинам сосков, беспощадно прикусив один вызвав сдавленный стон Наруто. Ласково обвел языком сначала один за тем и второй, словно успокаивая. Опустился еще ниже, проведя мокрую дорожку до пупка, не обделив его должным вниманием. Он остановился, вглядываясь в лицо блондина, алые щеки которого напоминали Саске его излюбленный овощ, - помидор! Не удержавшись, парень наклонился к правой щеке и провел по всей ее длине шершавым языком, а потом не удержался и легонько прикусил. По потемневшим глазам Наруто можно было прочесть, что ему было уже абсолютно все равно, что с ним делают, и даже если бы Учиха, увлекшись решил заняться каннибализмом, он бы не возражал.

Заметив моментально появившуюся эрекцию, Саске довольно улыбнувшись, сдернул с раскрасневшегося тяжело дышащего парня штаны с трусами, обнажая потемневшую от возбуждения плоть. И вместе с ней он увидел светло-рыжие волосы на лобке Наруто, выбритые спиралевидным знаком Конохи.

– Бл@ть, Наруто, ты даже в этом месте остаешься патриотом! – слегка хрипловатым удивленным голосом сказал Саске, разглядывая тонкие линии до воли знакомого ему символа селения Скрытого Листа, - Почему я вчера этого не заметил? Хм, наверное, именно к лобку я вчера не присматривался...

– А к чему ты присматривался, тебаё?! – не выдержал Узумаки, про себя костеря извращенца Сая с его чертовым спором, который Наруто, к ужасу последнего, проиграл, а наказанием было то, что Сай любезно сделает ему интимную прическу, форму которой он выберет Сай... И что только не делается с молодыми бравыми шиноби после 9 выпитых бутылок саке?..

– Угадай...

С этой фразой Учиха мстительно прикусил головку давно восставшего члена. Наруто не смог ответить ему по причине того, что в этот момент он протяжно застонал. Блондин нежно зарылся руками в иссиня-черные волосы Учихи, который принялся посасывать набухшую плоть. Саске выпустил из плена своего рта член Наруто, который разочарованно всхлипнул. Но брюнет тут же провел языком по стволу и медленно облизал головку. В ответ Наруто подал бедрами вперед, стараясь задать свой ритм, но Саске лишь придержал его бедра своими крепкими руками, лишая парня свободы движений. «Всему свое время, Наруто...» - с удовольствием подумал Саске, представляя, как сейчас хотелось девственному Узумаки ощутить оргазм от минета.

Брюнет сосал, прикусывал, играл, ласкал член Узумаки, доводил его до истомы, пока он не стал совсем твердым, а Наруто уже не перестал контролировать свои громкие стоны, разносящиеся по всему дому. Где-то в комнате, под широкой кроватью пряталась юная Киоко-химэ, красная, как вареный рак, отчаянно зажимая уши, дабы не слышать громкие и отчаянные крики: «Саске! Еще! Сильнее!»

– Еще, говоришь? – прошептал Саске, кладя в приоткрытый ротик блондина два пальца, – А-ну, оближи...

Наруто послушно облизал пальцы, покрывая их слюной.

– Хороший мальчик... – усмехнулся Учиха, достал пальцы и начал обводить тугое колечко мышц.

Узумаки стиснул зубы, пытаясь погасить рвущийся наружу крик, когда Саске неожиданно вставил влажный палец внутрь. Следом за ним последовал и другой палец, растягивая упругие мышцы. Наруто уже не мог сдерживать себя и громко кричал от боли. Его милое личико с покрасневшими щеками исказила гримаса боли.

– Держись, Лисенок... – неожиданно нежно прошептал Учиха, переворачивая блондина на живот и пристраиваясь сверху.

Наруто почувствовал, как к его анусу прикоснулась горячая головка далеко немаленького достоинства Саске. Узумаки осталось лишь молиться, чтобы страстный любовник не порвал его внутри.

– А-а-а-а!!! Сасек-е-е-е!!! – застонал Наруто, когда Учиха начал медленно входить в него. На глазах блондина выступили слезы и он судорожно, чтобы не закричать, сжал зубами простыню.

– Тише, маленький, тише... – прошептал брюнет, успокаивающе поцеловав Наруто в плечо.

Девственные мышцы сильно сжимали возбужденный до предела член Саске, и он стремительно начала терять голову, поддаваясь вперед, вводя свою плоть еще глубже. Он начал ритмичные движения, сначала медленные, но потом все больше наращивая скорость.

Вначале Узумаки было безумно больно, когда Учиха только-только начал движения в нем, но потом, когда он задел простату внутри и мир перед блондином стремительно потек и расплылся. Боль сменилась всепоглощающим наслаждением, которые требовало все более быстрых движений. В чем Саске ему не отказывал.

Руки брюнета переместилась на болезненно ноющий от возбуждения член Наруто и начала тереть, добавляя ему еще более острых ощущений.

– А-а-а-а!!! Ннн... Я сейчас кончу!!! Саааааааске!!! – закричал блондин, сильнее сжимая простыни, почти не разрывая их. Оргазм накатил на него внезапно, сметая все чувства, оставляя лишь приятную слабость и чувство полного удовлетворения. Горячая белая струя спермы брызнула на смятую в порыве страсти простыню.

Через пару толчков кончил и Саске с громким стоном и именем блондина на устах. Наруто ощутил, как горячая жидкость растекается по внутренней стороне бедра.

Судорожно втянув воздух, Учиха вышел из парня и повалился на кровать рядом, притягивая к себе уже не только друга, но и любовника.

– Ты этого у извращенца Орочимару научился? – устало прохрипел сорванным от стонов и криков голосом Узумаки.

– Нет, это врожденная способность, – ехидно шепнул на ушко блондину.

– Теперь мой лучший друг трахнул меня... – прокомментировал впавший в шоковое состояние от происходящего Наруто. – С каждым днем все лучше и лучше...

– Теперь мы в расчете, – с едва заметной иронией проговорил Учиха.

– В расчете?! Твою мать, это ты называешь расчет?! – подскочил Узумаки, вырвавшись из объятий Саске. – Что это только что было?!

Глаза Учихи нехорошо сверкнули, и в тоже мгновение блондин был крепко прижат к кровати.

– Кретин! Я люблю тебя! И никому не отдам, – голос брюнета опустился до зловещего шепота, – Слышишь?! Ни-ко-му...

Глаза Наруто неверующе расширились:

– Что ты такое говоришь, Саске?! Какая любовь?! Мы же оба парни, тебаё!

– А меня это мало волнует, знаешь ли, – абсолютно равнодушно ответил обладатель шаринган.

– Зато меня волнует! – вскричал Наруто, – Я себе не могу представить, что могу жить с парнем! С тобой! Ты для меня друг, датте байё! Лучший друг!

– Вот как, – тихо сказал Учиха. Он отпустил парня и, перекатившись на другую сторону кровати, холодно добавил, – Вали из моей спальни, Узумаки.

– Чего?! – совсем офигел Наруто от такой резкой перемены поведения Саске, не двигаясь с места.

– Ты что-то не понял, тупица? – от такого тона даже воздух в комнате похолодел, но взгляд черных глаз был просто ледяным. – Или может мне нужно вышвырнуть тебе отсюда?

– А не слишком ли ты много о себе возомнил, Учиха?! – возмутился. Узумаки, – Ты только что меня поимел, а теперь еще и из комнаты выгоняешь?!

– Если меня не подводит память, ты сам стремился отсюда убраться, – уже не сдерживаясь, злобно прошипел брюнет.

– Я сам не знаю, чего хотел и хочу! – в сердцах выкрикнул блондин.

– Так, пойди и разберись! – и через миг Наруто стоял перед закрытой дверью с той стороны.

– Изверг! Хоть одежду верни! – заорал Узумаки, пытаясь выбить дверь ногой.

Дверь резко распахнулась и в орущую морду носителя Кьюби полетела скомканная одежда оного. И так же резко запахнулась. В итоге на голове у блондина прочно обосновались трусы, одна из штанин свисала с плеча, обрывки майки россыпью украшали пол.

– Сам пол подметать будешь! – зло буркнул Наруто, быстро натягивая трусы, а затем и штаны, – И футболку ты мне должен, тебаё!

Узумаки неуклюже ковыряя, пошел прямиком к закрытой в комнате Киоко-химэ. «Все-таки анальный секс – это несколько дискомфортно!» – думал блондин, любовно потирая зудящую задницу.

– Киоко? – тихо позвал Наруто, открывая дверь.

Его взору предстала удивительная картина: маленькая принцесса сидела на полу, облокотившись спиной об кровать, и тихо посапывала.

– Спит? – удивленно спросил сам себе блондин, осторожно беря девочку на руки и перекладывая на кровать, укрывая одеялом. – Ну спи, вредина... – нежно потрепал ей золотые волосы, парень устроился на полу, рядом с кроватью и закрыл глаза.

***

Ей снился кошмар. Казалось давно забытое прошлое... Ан нет, все память помнит и не дает ей забыть, насылая сон об то самом дне.

Холодно. Вязко. Темно. Противно... И страшно. Череда образов пришедших к ней из прошлого мелькала в сознании, заставляя вновь и вновь содрогаться от пережитого ужаса.

Лицо девушки вынырнуло из глубин сознания... Испуганное с расширившимися зрачками, где постепенно испуг сменялся яростью и удивлением. Светлые волосы, серые глаза, пухлые губы... Как ты могла? Почему ты так поступила с нами?.. Со мной?

И следующий образ еще ярче предыдущего, накрыл девочку. Яростный блеск стали, изогнутого клинка, семейной реликвии... Затем который всхлип и брызги алой жидкости... Крови... Потом пришли ужас, боль и пустота... Крик полный отчаянья разорвал темноту:

– Ока-сан!!!

@темы: NC-17, Naruto&Naruto Shippuden, Стёб, Фанфики, Яой