Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:29 

Самая-самая последняя миссия, WK, pg-13

Vibrant Amoeba
Амеба устроена очень просто: у нее много ног и она ходит куда хочет. ©
Название: пока черновое Самая-самая последняя миссия.
Фандом: Вайсс - белый крестик
Автор: TycSel (Inserta)
Бета: нет таких)
Рейтинг: пока pg-13
Пейринг: пока не намечается *Со второй главы... наметилось* Такатори Мамору/Айя Фудзимия (ж), особо можно высмотреть Айя (Ран)/Кен
Жанр: экшн
Саммари: Прошло семь лет после событий Глюэна, видный политик Такатори случайно встречается с Рё, а приехавшие из Америки Ран и Кен попадают в самую гущу событий.
Предупреждение: Событие пост-глюэна, использована информация нескольких радиодрам. То есть упоминание настоящего имени Аи, семьи Оми, немного АУ и прочее…
Дисклаймер: моя мучает не моих героев, но обещает, побалуюсь – верну владельцам.


Такатори Мамору ненавидел стоматологов. Еще с самого детства, когда он, еще, а точнее уже Оми Цукиёно, проходил обучение в Критикер. Ему несколько раз попадали на тренировках кулаком в челюсть. Конечно, зубы, еще молочные, особо не страдали, но к стоматологу мальчика водили регулярно.
Но приходилось терпеть и каждые полгода проходить профилактический осмотр. Мамору знал, что с его зубами все нормально. Нутром чувствовал. Но, так или иначе, господину Такатори пришлось пережить несколько неприятных минут, когда врач в сине-зеленой повязке, натянутой на лицо, довольно деликатно осматривал челюсть своего пациента. Мамору старался лежать с закрытыми глазами, вспоминая такое далекое сейчас детство. Нет, даже не детство (оно закончилось у него в шесть лет), а всю жизнь в Weiss.
- Такатори-сама, все с вашими зубами в порядке, - садист мелкого масштаба снял повязку и улыбнулся. – Ждем вас снова через полгода.
Мамору нашел в себе силы не врезать ему по сияющей лоснящейся физиономии.
- Хорошо. До встречи, - Мамору вежливо склонил голову, добавляя про себя «надеюсь, не скорой», и вышел из кабинета.
В холле его ждала Рекс. Молодая, довольно эффектная женщина держала в руках тонкий дипломат.
- Мамору-сама, вы сейчас в офис?
- Нет, - молодой человек принял от нее дипломат, - я хочу немного отдохнуть. До вечера еще далеко, не так ли?
Она кивнула.
Разговор они уже продолжали в машине.
- Weiss прислали отчет о прошедшей миссии.
- Удачно? Потерь нет? – упавшим голосом осведомился Мамору, безразлично наблюдая за цветущей сакурой.
Его машина ехала по длинной, тенистой алее, по краям которой росли эти красивые деревца.
- Балинез ранен, но не сильно.
Мамору поначалу решил, что ранили Йоджи, но потом вспомнил, что этот позывной давно Кудо не принадлежит. Да и имя Йоджи Кудо бывший Балинез не носит. Просто он его не помнит.
- Остальные даже не задеты. Миссия прошла довольно успешно. Объект уничтожен.
- Хорошо. Где я могу ознакомиться с отчетом?
- Я положила его в ваш дипломат, - вежливо ответила секретарша.
- Спасибо.
Молодой человек опять посмотрел в окно.
- Попроси отвезти нас к побережью, - неожиданно тихо сказал он, - я хочу посмотреть на море.
- Как пожелаете, Такатори-сама. Мамору-сама, что вы думаете насчет той фирмы, которая предлагает объединиться? Они решили передать вам генеральный пакет акций.
Мамору с трудом оторвал себя от созерцания цветущих деревьев.
- Я решил эту фирму купить полностью. На следующей неделе есть возможность мне встретиться с персоналом фирмы?
Секретарша порылась в большой папке, лежащей у нее на коленях.
- Да, следующий вторник, вторая половина дня.
- Отлично.
И Такатори Мамору вновь внимательно проследил глазами пробегающую мимо розовую алею.
Машина, мчащаяся к морю, быстро исчезла.

В это утро все шло просто замечательно. Солнце, проникшее сквозь неплотно запахнутые шторы в спальню, против своего обыкновения не посмело наложить свои золотые лучи на глаза, и самого Рё разбудил легкий поцелуй жены. За завтраком, состоящим из вкусного риса с какими-то приправами, его дочка вела себя тихо, ни в пример обычного. Рё даже подумал, что дочери что-то от него надо, но маленькая Макико после завтрака как обычно пожелала отцу удачного дня и убежала в свою комнату. Рё решил вечером разобраться, что сталось с его шестилетней дочкой. Аска, провожавшая мужа на работу, по привычке поправила ему галстук (столько лет прошло, а он все еще не умеет правильно завязывать эту хитрую деталь туалета), пожелала удачи и отправилась вслед за дочерью – Макико нужно было отвести в начальную школу.
На улице стояла удивительно солнечная погода, и Рё шел на работу, то и дело заглядываясь на цветущую сакуру, на молодых девушек (чисто ради любопытства – жену он любил и изменять ей не намеревался), на маленьких детей, спешащих в школу.
Но стоило Рё войти в здание фирмы, где он служил, настроение солнечного утра медленно начало сходить на нет. Впереди его ждала куча отчетов, счетов – муторная, каждодневная работа. Если бы не необходимость кормить семью и воспитать Макико, Рё выбрал бы профессию гораздо менее оплачиваемую, но более подходящую ему. Профессию, связанную с цветами или с живописью. Он не помнил своего прошлого до встречи с Аской, но чувствовал, что раньше он занимался цветами. По крайней мере, он прекрасно умел составлять букеты, частично понимал язык цветов. А живопись… Как-то сразу после свадьбы с Аской он понял, что умеет рисовать. И умеет превосходно. Но вспомнить, откуда взялись эти навыки, он не мог.
На все его вопросы, связанные с прошлым, он подозревал, мог ответить только один человек. По имени Ая. Рё не помнил ни как выглядел этот человек, ни почему он носит женское имя, но что это парень он знал. Рё и Аю связывала катана, который Рё позже отдал другому молодому человеку. Где-то в глубинах своего сознания Рё понимал, что он раньше знал и этого парня. Он тогда представился Кеном. Не зная, что им двигало, Рё попросил передать того меч Ае. Кен, ничуть не смутился, принимая клинок, из чего Рё сделал вывод, что Кен знаком с Аей.
Больше Рё Кена не видел. Молодой человек вскорости пропал, а вместе с ним и все ниточки, связывающие Рё с его прошлым.
Мотнув головой, чтоб отогнать грустные думы, Рё взялся за работу. До обеденного перерыва следовало разобрать большую часть бумаг, ровной стопкой лежащих на столе. Но поработать как следует ему не дали. Сосед по офису потянулся и спросил:
- Рё-кун, знаешь, что сегодня вечером встреча с нашим новым хозяином?
Блондин Рё, не отрываясь от отчета, с которым он сейчас имел дело, кивнул. Данная тема его ни сколько не беспокоила.
- Рё-кун, а что ты о нем думаешь? – не унимался сосед.
- Ты о ком?
- О нашем новом хозяине, Такатори-сама, - искренне удивился сосед, полагая, что Рё внимательно его слушал.
Рё задумался. Он, конечно, не раз и не два видел вышеназванного Такатори по телевизору. По виду еще совсем молодой паренек, которому едва исполнилось двадцать пять, а глаза… Такое чувство, что Такатори-сама видел смерть своими собственными глазами. И, скорее всего, убивал сам. Слишком уж у него печально-холодные глаза. И вообще в облике молодого политика явно чувствовалась печаль. Рё в глубине души сочувствовал этому пареньку. Он вспомнил, что говорили про их нового хозяина. Мол, лет восемь-девять назад он лишился почти одновременно отца, дяди, двух братьев и сестры. Парень, по слухам, обучавшийся где-то в частном пансионате в Европе, вернулся на родину круглым сиротой и почти тут же попал под влияние своего деда, который тоже отправился скоро на тот свет. Рё нутром чувствовал, что в этой истории что-то не так. Чувство он свое объяснить не мог.
- Вечером увидим, - наконец-то ответил Рё соседу, - и давай продолжим работу, Саяки-кун, хорошо?
Саяки странно посмотрел на Рё и тоже углубился в кучу бумажек, так же возвышавшуюся на его столе. Впрочем, и обед был испорчен тем, что когда Рё только собрался открыть бэнто, заранее заготовленный заботливой Аской, к нему подсел начальник их отдела.
- Приятного аппетита, Рё-сан, - улыбнулся чуть обрюзгший мужчина. – Ты, наверное, слышал, что Такатори-сама сегодня устраивает собрание. Конечно, он хочет видеть на несколько представителей от каждого отдела.
Рё уже понял, к чему клонит его начальник.
- Мой выбор выпал на тебя. Отдел представлять будем мы вдвоем. Еще раз приятного аппетита, Рё-сан.
Начальник быстро, что удивительно для человека его комплекции, ушел из кафе, где Рё собрался пообедать. После такого пожелания этот самый аппетит испарился, и Рё медленно, без интереса перебирал палочками шарики риса.
На само собрание Рё собирался медленно, с получасовым запасом времени. Почему-то опозорить отдел не хотелось. В оставшееся время Рё успел еще прибрать стол, выкинув скопившийся за день мусор и упорядочив новые отчеты и счета. А потом вытер рукой пыль с фотографии, с которой на него смотрела Аска с Макико на руках. И ровно в четверть седьмого Рё вошел в конференц-зал, где должно было состояться собрание.
Большинство сотрудников уже заняли свои места. Рё досталось место напротив окна, из которого открывался шикарный вид на алеющее в дали небо. Рядом с Рё расположился его начальник. Нового хозяина пока еще не было.
Но вот дверь в зал снова открылась, и вошел молодой человек. Вслед за ним - женщина. Скорее всего, секретарша. Такатори проследовал к своему месту во главе стола.
- Добрый день, господа, - Такатори-сама оглядел собравшихся, - и дамы. Меня зовут Такатори Мамору, ваш новый хозяин.
Секретарша заняла единственное свободное место рядом с креслом Такатори. Машинально Рё отметил, что лицо этой женщины ему в какой-то мере знакомо. Создавалось впечатление, что он ее знал.
В какой-то момент Такатори-сама посмотрел в упор на Рё, и лицо его изменилось. В усталых глазах появился живой огонек. Преждевременные морщинки около глаз разгладились.
И Рё смог теперь точно сказать, что Такатори Мамору знает о его прошлом.

Такатори Мамору вошел в конференц-зал с каким-то странным чувством предвкушения. Что-то должно было произойти.
Сотрудники фирмы встали, приветствуя нового хозяина. Поддерживая на лице сдержанную улыбку, Мамору представился, одновременно разглядывая собравшихся здесь людей. Хорошее зрение позволяло не только разглядеть лицо человека во всех подробностях, но и то, что было написано бейджике. И тут его взгляд наткнулся на высокого светловолосого мужчину. Мамору не надо было видеть бейджик, чтобы сказать имя этого мужчины. Кудо Йоджи. Нет, Ито Рё, поправил сам себя Такатори. Бывший Балинез. Несмотря на то, что прошло более пяти лет с тех пор, как Такатори Мамору видел Йоджи в последний раз, он узнал его с первого взгляда.
«Какие пять? Лет семь прошло…»
Такатори Мамору внимательно слушал доклады представителей каждого отдела. Если были сомнения в правильности решения покупки фирмы, то теперь он, Такатори Мамору, был уверен в выгодности этой сделки. Дела у компании шли неплохо.
Наконец очередь дошла до мужчины, сидящего рядом с Йоджи. Тот представился, кратко рассказал о своем отделе и представил своего сотрудника – Ито, который, не узнавая в Такатори Мамору своего давнишнего товарища по команде, а позже и начальника, вежливо кивнул головой. Хотя он скорее всего не не узнавал, а просто не помнил после событий, связанных с Эпитафией. Вспоминая эту адскую машину, Мамору невольно скривился.
Никогда еще собрание не длилось для Мамору так долго. Хотелось просто встать, прервать не нужные уже отчеты, позвать Йоджи и поговорить с ним.
Рекс, проследившая взгляд Мамору, тоже узнала в Ито бывшего Балинеза.
Мамору мог сказать, глядя на свою секретаршу, что Рекс уже занесла запись в свой внутренний органайзер: узнать, где именно промахнулись агенты Критикер, потеряв Йоджи из виду. Бывший член Weiss, даже страдавший потерей памяти, мог стать источником сведений для большинства врагов. Вот, например, затихнувшая на время Эсцет обладала неограниченными знаниями в области человеческого разума и членам этой организации не составляла труда всеми возможностями вернуть память Балинезу, а потом пытками или чем-либо другим вытянуть из него нужную им информацию. Это Мамору понимал. Поэтому Критикер старалась следить за всеми своими агентами. Из виду пропало всего несколько. Можно перечислить по именам. Абиссинец, Сибиряк и Балинез. Нынешние агенты, носившие эти позывные, никак не напоминали тех людей. Жалкие подобия, считал Мамору. Конечно, Мамору знал, что первые двое где-то в США, он сам отправил туда Сибиряка, вслед за Абиссинцем. Они стали членами группы Криптобанд. Дальнейшая их судьба была Мамору неизвестна. А вот Балинез затерялся где-то в Японии. Затерялся и через семь лет нашелся.
Наконец-то совещание закончилось. Выразив пожелание дальнейшего приятного сотрудничества, Мамору подождал, пока зал опустеет, и устало потер виски.
- Уж не ожидал встретить здесь Йоджи, - сказал он.
Рекс кивнула.
- Такатори-сама, Критикер стоит взять его под наблюдение?
- Да. Балинез важен, раз мы потеряли одновременно всех троих…
- Постараетесь снова привлечь его на работу в Критикер?
Мамору задумался. То немного, что он знал о новом Рё, говорило, что Ито не сможет стать таким же безжалостным убийцей, каким он был до потери памяти.
- Нет. Этого делать не стоит. Рекс, у меня есть задание для Weiss, - добавил он ни с того, ни с чего.
- Хорошо, я предупрежу ребят.
- А пока подожди меня внизу, хорошо?
Рекс удивленно моргнула, но, не задавая вопросов, кивнула, понимая, что Такатори хочет поговорить с Балинезом один на один.
Мамору вышел из зала. И почти тут же столкнулся нос к носу с Рё.
- Добрый вечер, Рё… - Мамору еле успел сдержать себя и добавил, - сан.
- О, извините, Такатори-сама, я забыл кое-что у себя на столе, - поспешно извинился Йоджи.
- Не стоит извинений. Ито Рё, могу я с вами поговорить?
На лице Рё недоверчиво посмотрел на своего начальника. Мамору подумал, что он, наверное, показался ему слишком бесцеремонным.
- Я слушаю вас, Такатори-сама.
Мамору было больно слышать, как Йоджи зовет его так уважительно.
- Не расскажите о своей жизни? Я вижу, ваш начальник очень ценит вас. Хотелось бы узнать о таких сотрудниках побольше.
Это не лезло ни в какие рамки приличия, но Мамору нужна была информация. Конечно, он мог бы все узнать из личного дела, но ему было интересней поговорить с Рё лично.
- Зачем вам это? Все обо мне можно узнать из моего личного дела.
В Рё жил убийца, и Мамору отчетливо это видел. Расчетливый, настороженный убийца, ожидающий подвоха от всех в любой момент. Слишком часто предавали Йоджи в прошлом, настороженность стало его привычкой, на вроде курения.
- Плох тот руководитель, который держится на расстоянии от людей, работающих на него, - заключил Мамору, вспоминая своего отца.
Нет, он не подозревал и тем более не обвинял Такатори Шуичи в плохом руководительском таланте, но все же в тогдашней команде белых убийц по этому поводу были некоторые разногласия.
- Весьма логично, - согласился Рё, немного расслабляясь. – Хорошо, Такатори-сама. Я Ито Рё, тридцати лет…
«Тридцати одного», - мысленно поправил его Мамору. Он знал, что в прошлом месяце Кудо Йоджи исполнилось тридцать один.
- Я женат на медсестре ближайшего госпиталя, имею маленькую дочь шести лет…
Мамору все старательно запоминал. Новая жизнь Йоджи ничем не напоминала жизнь этого человека до миссии «Эпитафия».
За это время Рё уже успел забрать со своего рабочего стола папку, закрыть офис и спуститься вниз. Мамору, увлеченный рассказом, следовал за ним. Охранник, пропуская их в холл, где Такатори ждала Рекс, вежливо склонил голову.
- Извините, что занял ваше время, Рё-сан. До скорой встречи.
Мужчины пожали друг другу руки, и Мамору проводил Рё печальным взглядом.
- Что-то не так, Мамору-сама? – решилась спросить Рекс.
- Нет, наоборот. И… - Мамору внезапно принял решение, - Рекс, не думаю, что за ним нужно вести наблюдение. Йоджи ничего не помнит из своего прошлого.
Мамору решил, что он не имеет права вмешиваться в личную жизнь этого человека. А чтобы и другие не вмешивались, он уж позаботиться.

Ито Рё все размышлял над последними словами Такатори Мамору. Рё прекрасно слышал, что ответил молодой политик своей секретарше.
- Нет, наоборот. И… Рекс, не думаю, что за ним нужно вести наблюдение. Йоджи ничего не помнит из своего прошлого.
Хотя Такатори сказал их очень тихо, Рё услышал все. Порою за собой Ито замечал подобные умения: хороший слух, цепкий на детали взгляд. Из этих слов следовало одно, Такатори Мамору точно знал Рё раньше, а Рё знал его. Что и объясняла такие личные вопросы, что задавал ему Такатори. А это странное имя «Рекс»… Блондин чувствовал, что это имя ему знакомо. Рё понял, что теперь Такатори Мамору – спасительный мост в прошлое, которое так не хотело возвращаться.
Рё по дороге домой купил батон хлеба и почему-то пачку сигарет, которую тут же выкинул – привычки курить он за собой не замечал.
Аска и Макико его ждали. Жена поинтересовалась, как Рё провел день. Дочь с гордостью рассказывала о каком-то смешном случае. И Рё думать забыл о словах Такатори-сама. Но чувство тревоги, возникшее с покупкой сигарет, не спешило пропадать. Рё чувствовал на себе чей-то внимательный взгляд. Холодный, изучающий взгляд.
- Милый, - оторвала Рё от чтения газеты Аска, - сходишь за рисом? У нас кончился.
- Конечно, Аска.
Поцеловав жену и пожелав дочери спокойной ночи, Рё вышел в ночь. До ближайшего магазина было полчаса пешего хода, да и Рё не спешил, любуясь убывающей яркой луной и россыпью мерцающих звездочек. Круглосуточный супермаркет горел цветными огнями. Неоновая реклама резала глаза после темного парка, по которому шел Рё.
Блондин долго искал рис нужного сорта, потом стоял в невиданной для позднего вечера очереди. Домой он уже возвращался чуть ли не бегом – неясное чувство тревоги заставило его поспешить.
Дверь в его доме оказалась сорванной с петель, окно разбито, из гостиной доносился хриплый плач.
Рё, на секунду застывший, бросился в гостиную, развороченную неизвестно кем. Пакет выпал у него из рук, когда он увидел сидевшую на коленях около разбитого телевизора Аска со связанными за спиной руками. По лицу его жены текли слезы. Рё кинулся к ней, спеша освободить.
- Что случилось? – шепотом спросил он.
- Макико, - разрыдалась на его плече Аска, - они забрали Макико!
Рё застыл. Аска рыдала и не могла сказать что-нибудь еще связное. Но было ясно без слов, что кто-то напал на дом и похитил Макико. Взгляд Рё упал на стену, к которой кинжалом была приколота записка. Положив Аску на диван, Рё нервно схватился за этот клочок бумаги.
«Балинез. Если хочешь вернуть дочь, выведи нас на Персию. Поспешишь звонить полиции, девчонке не жить. Через неделю мы снова с тобой свяжемся. Надеюсь, мы получим сведения, тогда ты получишь обратно дочь. Спокойной ночи, Балинез».
Записка была отпечатана на принтере, никакой подписи, не за что зацепиться.
- Мы тот час же свяжемся с полицией! – твердо сказал Рё, недоумевая над прозвищем, которым его наградили неизвестные похитители. «Балинез». Что-то подсказывало Рё, что это каким-то образом связано с давешними словами Такатори Мамору. Но Рё решил, что Такатори все же друг, нежели враг, и он знает, что означают «Балинез» и «Персия».
Аска жалобно всхлипнула.

Такатори Мамору работал за своим компьютером, пытаясь взломать систему защиты диска, что Weiss добыли на прошлой миссии. Это доставляло ему некое удовлетворение. И в этот момент раздался телефонный звонок. Мобильник тренькал, возвещая Такатори, что дело, по которому с ним хотят поговорить, связано с Критикер. Мамору ответил на вызов.
- Персия слушает.
Ему ответили. Быстро и еле разборчиво. Полученная информация была шокирующей.
- Хорошо, я пошлю к вам человека. Я хочу видеть эту записку перед собой… Не получиться? Мне нужно приехать лично? Как Балинез?.. Дает показания? Хорошо, я приеду, поговорю с ним.
Разговор оборвался редкими гудками, и Мамору нажал кнопку отмены вызова.
Молодой человек в легком костюме для теплой погоды, скрестив пыльцы на уровне груди, задумчиво смотрел на фотографию около монитора. Четыре юноши, точнее, теперь понимал Такатори, рано, слишком рано, повзрослевшие мальчики. На фото они были счастливыми, кажущиеся беззаботными. Но теперь Мамору отчетливо видел морщинки в уголках глаз Аи, мешки под глазами Йоджи…
Йоджи. Их нынешняя встреча была совершенно случайной. Но стоило Такатори Мамору поговорить с бывшим боевым товарищем, как Йоджи пострадал. Работа на Критикер не проходит бесследно, от этого не уйдешь. Спокойная жизнь Ито Рё кончилась. Как это не прискорбно, решил Мамору, но стоит вернуть к жизни Кудо. Да, придется многое объяснить, очень многое. Такатори не сомневался, досье Кудо уже подняли из архивов Критикер.
Такатори Мамору открыл верхний ящик стола и достал оттуда часы, встал, посмотрел на огни ночного города.
- Надо ехать.
Рекс уже давно ушла домой. Мамору понимал, что женщине нужен отдых, поэтому отпустил ее сразу же после того, как дал Weiss новую миссию. Несколько охранников у входа кивнули в знак приветствия, поинтересовались, нужно ли ему сопровождение. Мамору отрицательно покачал головой. Ему пока нечего бояться. Пока. Если брать в расчет ту записку, что оставили в доме Ито. Хорошо, что в полиции есть несколько людей Критикер, которые сделают все возможное, чтобы записка не попала не в те руки. Порой Мамору завидовал своему отцу, который был шефом полиции. Это была очень выгодная должность для человека, занимающего место Персии. Хотя бизнесмен и политик тоже неплохое прикрытие.
Улицы были свободные – сказывалось позднее время – и Мамору добрался до полицейского участка довольно быстро. Его встретил агент Критикер.
- Такатори-сама, прошу, проходите, - агент опасался называть его здесь Персией. – Он, - агент выделил это слово особым тоном, - в комнате отдыха.
- Хорошо, где записка?
- Вот, - ему передали папку.
Мамору глазами пробежал по вложенному в нее листку.
- Проверили шрифт, отпечатки пальцев?
- Да, господин Такатори.
- Потом я хочу видеть результаты. Где жена Ито?
- Мы приставили нашего штабного психолога. Они сейчас в доме Ито. Он один.
- Хорошо.
Мамору прошел в указанную комнату. Человек, с которым он расстался буквально несколько часов назад, сидел в кресле, придвинутом к журнальному столику, понурив голову. Вошедшего Мамору он не заметил.
- Добрый вечер, Рё-сан, - привлек к себе внимание Мамору, присаживаясь в кресло напротив.
Рё поднял на него мутный, почти ничего не выражающий взгляд.
- Добрый вечер, Такатори-сама, - прохрипел он, если и удивленный появлением Мамору, то хорошо скрывший это.
- Примите мои соболезнования. Что вы можете сказать о записке, Рё-сан? – поинтересовался Мамору.
Рё ответил не сразу.
- Вам больше об этом известно, раз вы здесь, - заметил он. – Зачем вы меня спрашиваете?
- Из первоначальных источников узнать интересней и важней, Рё-сан.
Блондин хмыкнул. Взгляд стал более осмысленным.
- Вы поможете мне спасти дочь, господин Такатори?
Этим вопросом Рё напомнил Мамору Аю. Абиссинец точно так же спрашивал про свою сестру.
- Мы постараемся, но пока ничего конкретного сказать не могу. Сейчас проводят анализ бумаги. Но нам нужно любое ваше содействие.
- Что это конкретно даст?
Голос Рё был полон скепсиса.
- Так мы сможем найти похитителей.
- Кто «мы»?
Мамору вздохнул. По его настоянию агент Критикер выключил все подслушивающие устройства в комнате.
- По этому поводу я хотел с вами поговорить, Рё-сан. Перед вами сейчас лежит папка с кое-какими материалами. Ознакомьтесь с ними, пожалуйста.
Рё резко открыл папку. Мамору знал, что там лежит досье на Кудо Йоджи, Балинеза, члена боевой группы Критикер Weiss. Полное досье вплоть до миссии «Эпитафия». Заканчивалось оно фразой: «Связь с Балинезом утеряна. Известно только имя – Ито Рё».
Блондин читал очень внимательно, вдумчиво, не выражая никаких эмоций.
- Это про меня, - сказал он, закрывая папку, - но я не помню этого, - Такатори-сама, - потом добавил, - Персия.
Мамору чуть заметно улыбнулся.
- Я уже давно не ваш Персия и вы не Балинез, Рё-сан. Я дал вам прочитать это, чтобы вы были в курсе.
- Вы были моим начальником, да и сейчас, - внезапно сказал Рё. - В данной ситуации, дать мне это досье мог любой ваш агент, но вы решили сделать это сами…
Мамору незаметно для своего собеседника сжал кулаки, собираясь с силами.
- Все просто, Рё-сан. Я не просто Персия. В досье упоминается Бомбеец – Цукиёно Оми. Так меня звали в то время.
Ито Рё непонимающе смотрел на него. Мамору понял, что Рё сравнивает прочитанное в досье с выставленной напоказ ложной биографией самого Мамору.
- Мы были друзьями?
Мамору задумался. С тех пор, как он принял в себе Такатори, между ним и остальными пролегла высокая стена. Оми был дружен со всеми своими товарищами по команде, но Мамору командовал ими.
- Да, мы были дружны. Мы были товарищами, - совсем тихо ответил Мамору. – Поэтому я хочу помочь вам сейчас, Рё-сан.
- Мне жаль, что я не помню вас, Такатори-сама, - пожал плечами Рё.
- Это к лучшему, Рё-сан, к лучшему. Будь моя воля, я бы тоже все забыл.
Мамору удивлялся выдержке Рё. Только что тот потерял дочь, узнал про себя то, как он убивал, много убивал, но Рё остался спокоен. Может быть, он просто решил, что его нынешнее Я и прошлое – два разных человека.
- Вернемся к записке, - вдруг потребовал он.
- Конечно, Рё-сан. Вам требуется предупредить лично меня, когда похитители с вами свяжутся. Скажите им, что вы дадите им мои координаты. Нет, что Персия поедет с вами. Хорошо?
Рё кивнул.
- И… - Мамору на секунду задумался и тут же вынул из кармана часы, - это принадлежало вам.
- Что это?
- Ваше оружие. Еще раз доброго вечера. Я был рад снова видеть вас, жаль, что получилось это при таких печальных обстоятельствах.
Такатори Мамору вежливо откланялся и вышел из комнаты, спиной чувствуя, что Рё смотрит ему вслед.
Агент выжидательно наблюдал за мониторами. Заметив Мамору, он вскочил.
- Коята-сан, проинструктируйте господина Ито на случай звонка похитителей.
- Будет сделано, Такатори-сама.
И только выйдя на улицу и садясь в свою машину, Мамору понял, как он устал, что сегодня он домой скорее всего не поедет и что надо вызвать одного очень старого знакомого. Ему нужен был Наоэ.


В аэропорту царило каждодневное оживление. На таможне проходили осмотр пассажиры, прибывшие рейсом «Вашингтон-Токио». Некоторые из них стояли спокойно, другие заметно нервничали, в ожидании проверки документов. Среди всех пассажиров двое мужчин смотрелись крайне живописно. Было видно, что они вернулись на родину после очень долгого отсутствия. Младший с упованием смотрел на открывавшуюся за широким окном шикарную панораму утреннего Токио. Более старший задумчиво изучал табло объявлений, где сообщали о прибытие очередного рейса, в этот раз из Владивостока. Они нисколько не волновались предстоящей встрече с таможенниками и даже уже заполнили декларации. Несмотря на показное спокойствие, где-то в глубине души старший сомневался, пропустят ли их так просто, узнав, что в одной из сумок они везут катана.
- Ран, - младший прямо-таки светился, - как хорошо снова вернуться на родину!
- Да, Кен.
Таможня нисколько, несмотря на опасения Рана, не заинтересовалась боевым мечом в поклаже этих двух пассажиров, и Ран с Кеном вышли на улицу Токио. Площадь рядом с аэропортом была такой знакомой, но казалась какой-то другой, совершенно не похожей на себя лет семь так назад: появились новые дома, вывески, открылось два-три магазина.
- Куда мы сейчас? – спросил Кен, все еще бешено мотая головой, стараясь уловить каждую новую деталь.
- В отель, - Ран улыбнулся, - а потом я попытаюсь найти сестру.
- Аю-тян? Начнем с «Котенка в доме»?
Более старший кивнул, глубоко вдыхая грязного запыленного воздуха.
- Да, но сначала отель.
Они поймали такси. Водитель, пожилой, с моложавым лицом и гордой осанкой, улыбнулся про себя, краем уха слушая диалог двух молодых мужчин, и включил радио.
- А теперь новости, - будничным голосом заявил диктор, - купив на прошлой неделе компанию «Nistl», видный политик и бизнесмен Такатори Мамору заявил, что эта сделка оказалась для него выгодной…
Далее диктор оповестил слушателей об урагане ив Киото и о религиозном празднестве, которое прошло в какой-то провинции. Водитель покачал головой, его сын работал в «Nistl», с покупкой компании у него прибавилось дел, но и зарплата существенно возросла. Он заметил, как на заднем сидении заметно изменился в лице более темноволосый мужчина при имени Такатори.
Кен действительно был очень удивлен, услышав имя политика. Их малыш Оми вырос. Да и кто сейчас вспомнит, что Такатори Мамору когда-то звался Цукиёно Оми. Кен подумал, сохранил ли Мамору свое положение в Критикер, есть ли сейчас боевая группа «Weiss», если есть, то кто туда входит. Похоже и Ран задавал сам себе такие же вопросы. Кен вспомнил свою последнюю встречу с Мамору, с Йоджи.
Такси остановилось около отеля, и Ран рассчитался с водителем, что под конец поездки начал насвистывать какую-ту песенку, которую начали передавать на радио.
- Наш малыш вырос, - весело сказал Кен. – Слышал же – «видный политик».
- Он пошел по стопам своего отца, - добавил Ран.
- Надеюсь, он не связался с Эсцет, - попытался пошутить Кен, закидывая свою сумку на плечо и следуя за товарищем в гостеприимно открытые двери отеля.
- Ему хватает Критикер.
Номер, что они взяли на двоих, попался хорошим, можно даже сказать отличным, что было совсем не удивительно для отеля в одном из самых респектабельных районах города. Двухкомнатный, с душевой кабинкой, прекрасным видом на парк из окна. Стоило им расположиться, как Ран включил телевизор.
Шел выпуск новостей. После быстрой американской речи, Кен с трудом вникал в родной для него язык. Ран внимательно слушал.
- Япония мало изменилась, - прокомментировал он увиденное.
- Я в душ, - Кен решил не мешать другу поговорить с сестрой и скрылся в ванной, прихватив широкое полотенце.
Ран набрал телефон «Котенка в доме», засевший в его памяти настолько крепко, что даже спустя семь лет, он прекрасно его помнил.
- Здравствуйте, это магазин «Котенок в доме»? У вас работает Ая Фудзимия?.. Нет? А не подскажите, как ее можно найти, может быть, вспомните адрес?.. Спасибо.
Кен, вытирая мокрую голову полотенцем, вышел из душа. Увидев сумрачное лицо друга, он спросил:
- И как? Позвонил в магазин?
- Ая давно там не работает, лет пять, но магазин до сих пор есть. Несмотря на то, что сестренка ушла оттуда, продавец знает, что Ая поступила в токийский университет.
- Предлагаешь взломать сервер университета, узнать, в каком году она закончила учебу? – усмехнулся Кен.
- Ну тебя, - помотал головой Ран. – Я не договорил. Она вышла замуж и живет здесь поблизости. Продавец указал примерный адрес квартиры и еще добавил, что в пригороде у нее и мужа есть дом, - добавил он уж совсем мрачно.
- В этом районе Токио? Богатенький у нее муж, - присвистнул Кен.
- Богаче некуда, - ухмыльнулся его собеседник. – Видимо у нас судьба иметь дело с фамилией Такатори.
Кен от неожиданности даже сел на диван.
- О, - только и смог выговорить он. – Оми женился?
- Ты знаешь другого Такатори?
Кен хотел возразить, что в свое время познакомился почти со всем этим семейством.
- Живого? Нет, мертвых - много.
- Мертвые не женятся.
- А телефончик твой продавец не оставил, а то слишком много он знает о судьбе Ае.
- Еще бы, - Ран хмыкнул, присаживаясь рядом, - она у них местная гордость – охмурить «видного политика, да еще и такого красивого», - передразнил он своего недавнего собеседника. А телефон можно будет найти в любой телефонном справочнике.
- Будем искать?
По взгляду, что Ран одарил Кена, темноволосый понял, что его друг от своего решения не отказался.
- Сегодня я позвоню, а там видно будет. И да, сейчас я приму душ.
С этими словами Ран отобрал у Кена полотенце.
- Я ж еще не высох, - попытался возмутиться тот.
- А я не вымылся, - ответил Ран, уклоняясь от подушки, что кинул в него Кен.
- Бяка, - признав свое поражение, Кен показал другу язык.

- Белые охотники света, сделайте так, чтобы эти твари тьмы не пережили ночь, - закончил традиционной фразой свою речь Мамору и устало откинулся на спинку кресла. – Рекс, - позволил он себе немного поныть, - почему каждое задание нужно заканчивать этой фразой?
Женщина промолчала, доставая минидиск из видеокамеры. Риторический вопрос ее босса не требовал ответа. Такатори Мамору и сам знал на него ответ. Рекс посмотрела на часы.
- Господин Мамору, уже поздно, вы сегодня будете ночевать в офисе или поедете домой?
Мамору закрыл глаза, усталость накатила волной. С прошлого вторника он почти не спал, не бывал дома, не отдыхал. Инцидент с запиской выбил его относительно спокойную и упорядоченную жизнь из колеи.
- Домой, Рекс, домой. В конце концов, должен я хоть раз в неделю ночевать дома. Офис, конечно, удобный, но еще одну ночь в этом кресле я физически не выдержу. Тебя подбросить до ребят?
- Дело не спешное, я зайду к ним завтра с утра. Езжайте домой, Мамору-сама. Я думаю, Ая-сан очень обрадуется. Она сегодня вам звонила, но вы были на совещании.
Мамору заметно оживился.
- Да, и что она сказала?
- О, похоже, она хотела сделать вам сюрприз, - Рекс улыбнулась. – Так что в ваших интересах сегодня ночевать дома.
Мамору устало вздохнул. Эти две женщины когда-нибудь сведут его с ума. Стоило Ае познакомиться с Рекс, как они сдружились. Он на все был готов поспорить, что Рекс знает, какой ему сюрприз собралась устроить ему жена. Уж что-что, а сестренка бывшего Абиссинца обладала живым воображением и богатой фантазией. Рекс это нравилось. Да, если быть до конца честным, и Мамору тоже.
- Хорошо, Рекс, а сказать пораньше не могла, я уехал бы домой сразу же, а не сидел допоздна.
Он отметил, что Рекс загадочно улыбнулась, прощаясь с ним у входа. Мамору проводил ее взглядом, заводя свою машину.
- Добрый вечер, - раздался голос с соседнего сидения, скрытого в тени.
- Наоэ, - выдохнул Мамору. – Я не ждал тебя сегодня.
- Я приехал, как только смог, - так же бесстрастно ответил его собеседник. – Чуть позже, было бы поздно, чуть раньше не имело смысла.
- Ты уже знаешь о деле?
- Да, я в курсе. Похитители необычайно осторожны. Они пока ничем себя не выдали.
- Будешь искать?
- Это моя работа.
Мамору не заметил, когда он снова остался в машине один, но уже давно Такатори научился сдерживать удивление, когда Наоэ использовал свои возможности.
Он оставил машину на стоянке, улыбнулся охранникам и нажал кнопку вызова лифта. Он подумал, что Ая, наверно, уже давно отпустила горничную и теперь одна сидит на диване в гостиной, досматривая очередной фильм. Или читает книжку. Вечер обещал быть прекрасным. Мамору надеялся хотя бы на несколько часов забыть про работу, Критикер, похитителей и прочих злоумышленников. Он просто устал и желает отдохнуть.
Дверь ему действительно открыла Ая. Лицо молодой женщины светилось.
- Я знала, что ты придешь, - заключила она, целуя его в щеку. – Мамору, у нас гости. Я уговорила их здесь остаться.

Кен и Ран стояли перед высотным зданием, построенным совсем недавно. Рыжеволосый сверил номер дома с какими-то цифрами на бумажке, что он держал в левой руке. За день они отдохнули от перелета и вечером уже отправились навестить Аю. Ран позвонил сестре, не особо надеясь, что застанет ее дома. Не в характере этой девушки было целыми днями просиживать в закрытом помещении. Но ему повезло, трубку подняла горничная и, поинтересовавшись, кто спрашивает ее хозяйку, передала телефон Ае. Сестренка не хотела слышать никаких возражений, требуя от Рана и Кена прийти к ней прямо сейчас. Ая была радо внезапному появлению брата.
- Вот, мы вроде бы и на месте.
Швейцар, предупрежденный госпожой Такатори, пропустил их внутрь, поклонившись. Охрана вела себя вежливо и даже объяснила, как добраться до нужной им квартиры.
Уже в лифте Кен прислонился к стенке.
- Да, шикарный дом. Натуральные ковры, паркетные полы, навесные потолки.
- Обычный современный дом, - пожал плечами Ран. – На миссиях мы и не в таких домах бывали.
- То миссии, - возразил Кен, - в гости нас обычно в такие дома не звали.
Рыжеволосый хотел что-то сказать язвительное, но двери лифта открылись. На этаже была всего одна квартира. И Ран позвонил в дверь, надеясь, что он не ошибся номером. Думать, что, возможно, он сейчас столкнется со своим бывшем товарищем по команде, а позже и начальником, он себе запретил.
Открыла симпатичная горничная, провела их в гостиную и попросила подождать, спросив, что они хотят, чая или кофе.
Но не успели они оглядеть комнату, в которую их провела девушка, как на шею Рана бросилась молодая женщина, в которой трудно было узнать ту тоненькую хрупкую девушку, вокруг которой когда-то вертелась большая заваруха с Эсцет.
- Братишка!
Ая похорошела, отметил про себя Ран, когда его сестра мало что не висела у него на шее.
- Я так скучала братишка!
- Я тоже, Ая.
Женщина отстранилась от него, внимательно вглядываясь в тонкие черты лица брата.
- Ты похудел, - серьезно заявила она и тут же взмахнула руками. – Какая я не вежливая. Присаживайтесь, Ран, Кен.
Рыжеволосый кивнул. Ая пронаблюдала, как они расселились по креслам, и убежала на кухню, помогать горничной. Кен разглядывал гостиную.
- Она изменилась, - изрек Ран, - но она счастлива.
В отличие от товарища, он не стал осматривать комнату сидя, а предпочел встать. Его внимание привлекла стенка, на которой в художественном беспорядке висели фотографии, вложенные для сохранности в деревянные рамки.
- Ты рад этому, - поинтересовался Кен. Его немного тревожило, что встретила их только Ая. Оми не было видно. Но потом он решил, что, наверняка, у того куча работы.
- Конечно, рад. Она моя сестра, и я желаю ей только счастья. Оно у нее есть, - Ран указал на снимки. – Смотри, Кен, тут есть фотографии с их свадьбы. И мы все вчетвером. И наши с Аей родители…
Кен, заинтересовавшись, подошел к другу и положил тому руку на плечо.
- Ты никогда, почти, не рассказывал о них. У тебя была красивая мать. Ая-тян вышла вся в нее.
Кен пробежал глазами по остальным снимкам.
- Твоя сестра и Оми тоже неплохо смотрятся вместе.
Ран отвернулся от стенки.
- Не знаю, Кен, как-то странно видеть их парой. Мамору - сын Такатори Рейджи, а Ая пострадала от него. Конечно, дети не отвечают за грехи отцов. Мамору столько раз это доказал… И, Кен, Ая всегда останется для меня шестнадцатилетней девчонкой, выбирающей себе на день рождение нелепую пару сережек.
- Кстати, - отвлек его от грустных мыслей Кен, - ты заметил? Ая-тян носит эту нелепую пару, которую ты ей купил.
В комнату вошла Ая с полным подносом.
- И о чем вы так оживленно разговариваете, - поинтересовалась она, ставя поднос на маленький столик, окруженный тремя креслами.
- О том, что нам пришлось пропустить, - отозвался Ран, с теплотой наблюдая за плавными движениями сестры.
- Братишка, мне многое надо тебе рассказать, - оживилась Ая. – Помнишь, ты позвонил мне на прощание пожелать счастья. Ты тогда пропал, ни слуху ни духу. Я очень за тебя волновалась.
Она разлила ароматный чай по чашкам и протянула их Рану и Кену.
- А потом?
- Я ушла из магазина, поступив в университет, мне хотелось получить высшее образование, - продолжила свой рассказ Ая. – Я поступила на факультет лингвистики. Ты не представляешь, братишка, - ее глаза загорелись, - до чего это интересная наука! А потом, когда я была на четвертом курсе, у нас проводился большой семинар. Я тогда, кажется, выступала с каким-то глупым докладом. Администрация университета пригласила на семинар много именитых людей. После моего выступления ко мне подошел Мамору. Я даже его сначала не узнала. Он пригласил меня в кафе. Мы сбежали с семинара и долго сидели в какой-то кафешке. Мамору рассказал мне, что ты в США и что у тебя все хорошо. Я хотела узнать больше, но, к сожалению, он не знал. Сказал тогда, что он потерял связь со всеми тремя. Но теперь я знала, что ты жив, братишка.
Мы обменялись телефонами, потом встретились еще и еще. Пока он не предложил мне стать сначала его девушкой, а потом и женой, предложение я приняла сразу, не раздумывая. Мы хотели уведомить тебя, но до сих пор не знали, где именно ты. И вот мы уже два с половиной года женаты.
Ая очаровательно улыбнулась.
- Вот, в принципе, и все, - и тут же, не дав Кену и Рану переварить услышанное, спросила, - а у тебя как дела, братишка? Когда вы вернулись в Японию?.. Где остановились?..
Ран и Кен еле успевали отвечать на вопросы, что непрерывно задавала им Ая.
- В отеле?! – притворно возмутилась она.
- Он всего в паре метров отсюда, - попытался оправдаться Ран, еле выдерживая пристальный взгляд сестры.
Кен с удивлением наблюдал за смутившимся товарищем. Ему не часто приходилось видеть Рана в таком состоянии. Что уж говорить, почти никогда.
- Это довольно хороший отель, - добавил Ран, - не стоит беспокоиться о нас, сестренка. У нас все отлично.
- Точно-точно?
- Точно-точно, - подтвердил Кен, сообразивший, что другу требуется помощь.
Ая покачала головой.
- Оставайтесь здесь. У нас найдутся комнаты для вас, - женщина хитро усмехнулась, - Мамору будет рад вас видеть. Он очень часто вспоминает прошлые годы.
Кен услышал, как Ран пробормотал: «Мальчишка!» - и, не особо размышляя, кивнул. Да и самому Кену хотелось увидеть «их малыша» Оми Цукиёно.
- А вещи? – поинтересовался Ран.
- Заберете их завтра, - беспечно предложила женщина и, бросив взгляд на окно, ойкнула. – Уже поздно! Я попрошу приготовить вам комнаты, пока горничная еще не ушла.
И она снова выбежала из гостиной. Кен повернулся к другу.
- У тебя удивительная сестра, ты знал? И она очень напоминает тебя, такая же настырная.
- Не издевайся, - прошипел Ран.
В это же время раздался звонок в дверь. Из глубины квартиры Ая что-то сказала горничной, видимо попросив убрать комнаты, и сама отправилась открывать.
- Поздно для дружеских визитов, - улыбнулся Кен.
- Сомневаюсь, что это кто-то посторонний.
Ран пожал плечами, хмыкнул, догадываясь, кто мог прийти в столь позднее время.
Из прихожей донесся счастливый голос Аи:
- Я знала, что ты придешь... у нас гости. Я уговорила их здесь остаться.
Пришедший тихо ответил, Ран не расслышал что. Голос говорившего был усталым.
Ая влетела в гостиную. На ее лице играла счастливая улыбка. Вслед за Аей вошел молодой мужчина в сером костюме-тройке, под глазами у него залегли мешки, видимо от усталости и недосыпа. Увидев Рана и Кена, он просиял.
- Ран-кун, Кен-кун, - он улыбнулся.
Фудзимия сразу его даже не признал, хотя где-то в глубине души приготовился, зная, кого он сейчас встретит, но увиденное так резко контрастировало с прошлым. Тот Такатори Мамору, что Ран видел лет семь назад в последний раз, разительно отличался от того, кто сейчас поздоровался с ними. Тот был почти мальчишка, а сейчас перед Раном стоял взрослый мужчина.
- Добрый вечер, Такатори-сама, - хмыкнул Кен, придя примерно к тем же выводом, что и его старший товарищ.
Мамору вздохнул и присел рядом. Ран понял, что ему тяжело слышать от них такого обращение. Живущий в глубине души Такатори мальчишка по имени Оми все еще считал, что между ними нет никаких преград, что они до сих пор на равных. Мамору понимал, что это не так. А Оми – нет.
- Вечер добрый, раз мы наконец-то встретились, Кен-кун, - Такатори спустил с привязи своего внутреннего мальчишку.
Ая снова скрылась на кухне, оставив трех мужчин в гостиной, ей надо было отпустить горничную и похлопотать об ужине. Ран напряженно наблюдал за Такатори, все еще поражаясь увиденной переменой.
- Что вас привело в Токио, ребята? – на лице Мамору играла счастливая до идиотизма улыбка, что подтвердило догадку Рана, появление старых товарищей воскресили в Такатори Цукиёно.
- Мы только сегодня прилетели, - ответил Ран, осознавая, что он даже рад видеть Мамору, каким бы сейчас не был человеком выросший Оми. – Криптобанд распался, и нам стало нечего делать в США.
Как легко было говорить с человеком, не боясь сказать что-то не то, какую-нибудь секретную информацию. Ран был уверен, что Такатори прекрасно знает об боевой группе «Криптобанд». Хоть что-то, но знает, поэтому можно говорить, не таясь.
- «Криптобанд» распалось? – задумчиво проговорил Мамору. – Странно, Критикер хоть и немного с ней имела дело, не знали этого, - он внезапно покачал головой, - давайте не будем о работе, ребята. Если честно все это так надоело! Критикер, политика, бизнес…
Такатори провел рукой по волосам, как будто стряхивая с себя политическую грязь, налипшую за день.
- Отлично, - кивнул Кен. – Как поживаешь, Оми?
- Как белка в колесе, - хмыкнул Мамору. – Особенно эта неделя. Впервые за несколько дней удалось уехать домой.
Он внезапно замолчал, решаясь, стоит ли рассказывать им о своих проблемах. Ран решил прийти ему на помощь:
- Сам же сказал, давай не будем о работе, не так ли?
Красноволосый мужчина улыбнулся сам себе, все-таки понимая, что его сейчас больше всего интересует, главное дождаться нужного момента и спросить. Момент не заставил себя ждать.
Ая позвала ужинать. Уже вставая, Мамору почувствовал на своем плече тяжелую руку Рана.
- Не спеши.
Мамору глазами проводил Кена, скрывшегося в столовой, и повернулся к Рану лицом.
- Получается, мы сейчас родственники? – заметил Ран. – Довольно неожиданно для меня.
Ран был действительно удивлен, услышав от продавца, что его сестра вышла замуж за Такатори Мамору. Но только удивлен, не расстроен и не обижен.
- Знаешь, Ран-кун, года четыре назад, если бы мне сказали, что моей женой станет Фудзимия Ая, я не поверил. Но стоило мне познакомиться поближе с Аей… - Такатори пожал плечами.
Ран неожиданно улыбнулся и потрепал друга по волосам.
- Ты сделал ее счастливой, Мамору. Это главное. Это искупает то, что твоя фамилия Такатори, а твой отец…
- Мой отец, - голос Мамору резко сменил тональность, став холодным, - совершенно не при чем к той трагедии, Ран-кун. Так уж получилось, что мой настоящий отец – это Такатори Шуичи.
Ая-тян выглянула из столовую и сердито покачала головой.
- Братишка! Мамору! Где вы?
- Мы идем, - откликнулся Ран, пытаясь переварить только что услышанное. – Мамору, надеюсь, ты защитишь мою сестру.
- Все, что в моих силах, - Такатори снова улыбнулся и добавил, - Ран-кун, думаю, нам стоит все же поспешить. Ая так иногда напоминает тебя – такая же строгая.
Рана посетило чувство, что где-то он уже такое слышал.
- Ну тебя, - ответил он и на правах старшего отвесил легкий подзатыльник другу.
запись создана: 01.06.2008 в 00:11

@темы: Weiss Kreuz, Аниме, Гет, Фанфики, PG-13

   

OOC фанфики

главная